Как Intel из «выеденного яйца» получила проблему на миллиард долларов

С конца января Интернет переполняют слухи о дефекте, обнаруженном в чипсетах Intel 6-й серии, которые известны под кодовым наименованием Cougar Point. В официальном пресс­релизе Intel говорится, что компания выявила дефект в чипсетах, который в некоторых случаях может привести к нарушениям в работе каналов SATA2 (SATA 300 Мбайт/с), а также о его устранении. В связи с этим компания Intel приостановила поставки чипсетов, исправила обнаруженную ошибку конструкции и приступила к выпуску новой версии микросхем. В пресс­релизе Intel отмечается, что к поставкам исправленных чипсетов компания планирует приступить до конца февраля, а в апреле намерена полностью устранить проблему.

Одновременно с сообщением компании Intel все ее партнеры заявили об отзыве материнских плат на базе этих чипсетов, процедуре гарантийного обмена данных плат в случае обнаружения дефекта, а некоторые компании — даже о продлении гарантийного срока. А расплачивается за всё это компания Intel, суммарный убыток которой составил миллиард долларов. Впрочем, убыток в миллиард долларов — это не самое страшное для Intel. Намного хуже, что репутация компании оказалась подмоченной. Конечно, пройдет время и всё забудется, но, как говорится, осадок останется. И что самое обидное, никаких причин для того, чтобы делать из мухи слона, в общем­то не было, а проблема с чипсетами Intel не стоит и выеденного яйца.

Впрочем, не будем делать голословных выводов. Для разъяснения ситуации мы обратились к директору пресс­службы Intel в России и странах СНГ Михаилу Рыбакову.

КомпьютерПресс: Михаил, не могли бы вы уточнить, о каком именно дефекте в чипсетах Intel 6-й серии идет речь?

Михаил Рыбаков: Один из проводников в составе архитектуры чипсета со временем может деградировать, из-за чего могут появиться паразитные сигналы, которые будут конфликтовать с сигналами задающего генератора. Это потенциально может привести к тому, что в медленных каналах SATA 300 Мбайт/с (SATA-каналы 2-5 на плате) в 5% случаев в течение двух лет могут возникать ошибки чтения и записи. Для пользователя это будет проявляться в зависании системы.

 

Рисунок

Директор пресс-службы Intel в России
и странах СНГ Михаил Рыбаков

По мнению специалистов, которые занимались анализом и решением данной проблемы, это не должно приводить к потере данных, но, поскольку проблема имеется, компания Intel решила приостановить отгрузку чипсетов со степпингом В2 (именно в этих чипсетах обнаружен дефект) и по желанию партнеров отзывать все дефектные изделия. Однако в сложившейся ситуации многие партнеры приняли решение продолжить продажи, поскольку в их решениях медленные каналы SATA не задействуются, а используются только каналы 0 и 1, соответствующие портам SATA 600 Мбайт/с. В такой конфигурации, то есть когда не применяются порты SATA 300 Мбайт/с, никаких проблем не возникнет. Более того, по запросу для этих партнеров компания Intel возобновила поставки чипсетов со степпингом В2. Параллельно с этим начались поставки новых чипсетов со степпингом В3, в которых описанная проблема отсутствует.

КП: То есть получается, что на самом деле проблема преувеличена?

М.Р.: На мой взгляд, несмотря на то что проблема действительно имеется, ее серьезность была многократно преувеличена. Как я уже отмечал, эта проблема будет возникать отнюдь не всегда. Некоторые комментаторы даже считают, что за те два года, в течение которых дефект может дать знать о себе, на плате скорее сгорит что­либо еще.

КП: Вы отметили, что дефект связан с постепенной деградацией проводника на уровне микросхемы. Однако отгрузка чипсетов началась только в январе и проводники просто не успели деградировать за столь короткий срок. Как же тогда удалось обнаружить наличие этого дефекта?

М.Р.: Дело в том, что некоторые изделия, предназначенные для специальных решений, тестируются в экстремальных условиях при повышенных температурах и с пассивным охлаждением. Дефект был выявлен в ходе такого экстремального тестирования, причем не в лабораториях Intel, а специальными группами приглашенных тестеров, которые занимались подобными проверками. После тщательного исследования и аппроксимации полученных результатов они и выдали цифры, о которых я говорил: вероятность возникновения проблемы — 5% в течение двух лет эксплуатации. Когда эта ошибка была выявлена, 8 млн чипсетов уже были отгружены.

КП: А могла ли быть обнаружена эта ошибка на стадии валидации чипсета?

М.Р.: Думаю, что это было нереально.

КП: То есть программа валидации чипсета не предусматривает подобного стрессового тестирования?

М.Р.: Программа валидации предусматривает стрессовое тестирование, однако не для чипсета, а для процессора. Никому просто не пришло в голову, что такому же стрессовому тестированию нужно подвергать и чипсет. Еще раз хочу повторить, что это одна из тех досадных неожиданностей, которые практически невозможно предусмотреть.

КП: А каким образом была решена проблема, и что означает новый степпинг B3?

М.Р.: Проблема была решена на уровне кристалла. То есть был сделан редизайн микросхемы, изменено расположение конструктивных блоков и изготовлены новые литографические маски.

КП: В настоящее время в Россию уже поставляются материнские платы Intel с новой версией чипсета (со степпингом B3)?

М.Р.: Отгрузки плат с новыми версиями чипсетов уже начались, и в ближайшее время эти решения появятся на российском рынке.

КП: Как пользователь может определить, какая именно версия чипсета используется на материнской плате?

М.Р.: Универсального средства, чтобы распознать степпинг чипсета, нет. На платах Intel, тем не менее, степпинг чипсета можно определить по версии BIOS. Ну а если говорить о платах других производителей, то можно ориентироваться на дату изготовления. Если плата произведена после 18 февраля, то в ней используется чипсет со степпингом B3.

КП: Вы отметили, что проблема с чипсетом была многократно преувеличена. То есть, по сути, из мухи сделали слона. А разве не сама компания Intel инициировала раздувание скандала? Неужели нельзя было всё решить по-тихому, без громких заявлений? Ведь если бы компания Intel не заявила о наличии дефекта, о его существовании никто бы и не узнал.

М.Р.: Конечно, мы могли бы и промолчать. Но что бы это означало для нас? Если бы этот дефект впоследствии проявился, мы получили бы многомиллионные, а возможно, и многомиллиардные иски. Нужно учитывать специфику американского законодательства. В Америке, в отличие от России, законы не просто декларируются, они еще и соблюдаются. И если бы мы своевременно не заявили о выявлении дефекта в чипсете, то тем самым создали бы прецедент судебного преследования компании. Поэтому сделать всё по-тихому мы просто не могли.

КП: Кроме убытков в миллиард долларов, какие еще последствия испытала на себе компания Intel? Можно ли говорить о том, что компания сделала себе неплохой пиар, хоть и стоимостью в миллиард долларов? Всё же за довольно короткий срок индекс ее цитируемости возрос многократно — так что в каком­то смысле Intel напомнила всем о своем существовании.

М.Р.: Вряд ли в данной ситуации можно говорить о пиаре компании. Не знаю, как насчет наших приобретений, но определенно могу сказать, что нашим конкурентам это было на руку. Их склады в буквальном смысле опустели, они сумели продать даже то, что уже не рассчитывали сбыть.

Что же касается резко возросшего числа публикаций с упоминанием компании Intel, то это скорее негативно отразилось на объемах продаж. Причем речь идет не только о чипсетах Intel 6-й серии. Не разобравшись в сути проблемы, некоторые заказчики перестали покупать и решения с чипсетами предыдущих серий.

КП: Что ж, спасибо за интересную беседу! Хочется пожелать компании Intel как можно скорее преодолеть все временные трудности.

 

В начало В начало

КомпьютерПресс 03'2011