«Третья платформа» — платформа трансформации ИТ

Андрей Найдич

Составляющие «третьей платформы»

Консьюмеризация ИТ и информатизация пользователей

 

В последнее время с ИТ-рынком происходят существенные изменения. Что является движущей силой этих изменений? Компания IDC выделила четыре направления, четыре драйвера современного рынка информационных технологий, которые объединила в понятие «третья платформа», — облака, социальные сети, мобильные технологии и «большие данные». Почему четыре отдельные технологии связаны общим понятием «платформа»? Насколько это правомерно? Как эти составляющие связаны между собой, как они дополняют друг друга? Как эти технологии влияют на развитие ИТ, к каким изменениям они приводят сегодня и как повлияют на рынок завтра? Вот те вопросы, на которые автор пытается дать ответ в данной статье.

Составляющие «третьей платформы»

«Третья платформа» названа так потому, что следует третьей в ряду платформ (рис. 1). Первая — на базе мэйнфреймов и терминалов с тысячами приложений и миллионами пользователей, вторая — на базе ПК и клиент-серверной архитектуры с сотнями тысяч приложений и миллиардами пользователей, а третья платформа — на базе различных, в том числе мобильных устройств, мобильного Интернета, социальных сетей, облачных технологий и построения всевозможных решений «умной» экономики.

 

Рис. 1. «Третья платформа» — очередной этап развития ИТ

Почему же обозначенные четыре составляющие (облако, мобильность, соцсети и «большие данные») объединены в одну платформу? Ответ на данный вопрос можно найти на рис. 2, который был приведен в докладе менеджера по исследованиям IDC Александра Прохорова на конференции IDC по управлению контентом в сентябре текущего года. Взаимосвязь указанных технологий можно проследить не только по горизонтали, как это указано на рисунке, но и в любых сочетаниях.

 

Рис. 2. Взаимное влияние технологий, составляющих понятие «третья платформа»
(источник: IDC 2013)

Действительно, пользователи растущего числа мобильных устройств производят всё больше контента, который удобно хранить в облаках. Контент, помещенный в облако, может «раздаваться» владельцам различных мобильных платформ в соответствующих форматах. Количество мобильных устройств непрерывно растет, поэтому потребность в облачном хранилище постоянно увеличивается. По данным IDC, количество смартфонов в 2015 году превысит 1,25 млрд штук, а количество планшетов — 300 млн, опередив количество ноутбуков (рис. 3).

 

Рис. 3. Прогноз роста мобильных устройств
(источник: IDC PC, Media Tablet, and Smartphone Trackers, Q3 2012)

Пользователи мобильных устройств все чаще обращаются к социальным сервисам, и именно за счет мобильных устройств повышается активность пользователей в соцсетях. Непрерывная совместная работа в реальном времени генерирует массу важной для корпорации информации. Это и мнения пользователей о бренде, и пожелания усовершенствования продуктов, и указания на недостатки продуктов, и поиск товаров. Вся эта информация нужна корпорациям, а для ее обработки требуются новые, всё более мощные средства анализа — средства анализа больших данных. Но под «большими данными» подразумевают не только системы аналитической обработки, ведь технологии предоставления социальных сетей для миллиардов пользователей — это тоже технологии «больших данных». Facebook, LinkedIn представляют собой сервисы, обеспечивающие высокоскоростную обработку миллиардов учетных записей и ассоциированной с ними информации.

Взаимосвязь развития технологий социальных сетей и «больших данных» отмечают не только аналитики IDC, но и специалисты из Watalon.com (рис. 4). Корпорации сегодня накапливают огромные объемы данных — информация о клиентах-партнерах, вендорах-инвесторах и т.д. может составлять сотни трабайт.

 

Рис. 4. Составляющие «больших данных» в корпорации (источник: Watalon.com)

Обмен информацией в социальных сетях позволяет устанавливать неформальные связи с партнерами и привлекать новых. Это приводит к лавинообразному росту информации, причем растущая ее часть оказывается вне зоны внимания организации. Собрать и проанализировать ее — одна из задач технологии Big Data (рис. 4). Технологию «больших данных» обычно представляют как технологию, характеризующуюся тремя «V»: скорость (Velocity), разнообразие (Variety) и объем (Volume). Скорость указывает на необходимость обработки большого объема данных при их быстром поступлении, как, например, при обработке потоковых данных. Вариативность говорит о способности системы обрабатывать большие массивы данных, поступающие из разных источников в различных форматах. Объем свидетельствует о больших объемах данных. Авторы ресурса Watalan.com представляют эволюцию развития концепции «больших данных» (рис. 5) и отмечают, что технология Big Data напрямую связана с возникновением облачных технологий (предоставление эластичных ресурсов для обработки и хранения больших объемов данных).

 

Рис. 5. Эволюция технологий Big Data (источник Watalon.com)

Очевидно, что задачи «больших данных» требуют больших расходов на оборудование и программное обеспечение, а с помощью облачных технологий можно перевести капитальные расходы в операционные и снизить таким образом траты на владение ИТ. Облачные технологии предлагают новый тип услуг — предоставление хранилища и базы данных в рамках одной услуги. Согласно данным Watalon.com, связь технологий Big Data и облачных вычислений можно проследить на различных уровнях (рис. 6).

 

Рис. 6. Роль облачных технологий в поддержке задач Big Data

Комментируя перспективы развития облачных вычислений в мире, аналитики IDC прогнозируют, что к 2016 году более четверти площадей высокоуровневых дата-центров в США будет приходиться на центры сервис-провайдеров и более 60% систем хранения данных корпоративного уровня будет потребляться провайдерами облачных услуг.

Согласно исследованиям IDC, мировые затраты на сервисы публичных облаков (операционные услуги) превысили 40 млрд долл. в 2012 году и приблизятся к 100 млрд долл. в 2016-м. Рост услуг публичных облаков в период 2012-2016 годов будет расти на уровне CAGR — 26,4%, примерно в пять раз быстрее, чем ИT-индустрия в целом.

Аналитики IDC подчеркивают, что способность использования технологии «третьей платформы» для современных корпораций будет в существенной мере определять их конкурентоспособность. Следует отметить, что необходимость ориентации на технологии «третьей платформы» для ИТ-вендоров — это неоспоримый факт, причем важность данного процесса трудно оценить абсолютными цифрами и даже темпами роста отдельных направлений. Этот переход следует рассматривать как большое преобразование ИТ-индустрии. Для большинства ИТ-вендоров вопрос об использовании указанных технологий определяет не только возможность увеличить свою прибыль, но и вероятность того, насколько вендор впишется в модель поставки ИТ в ближайшие пять-десять лет и в принципе сохранит ли свое место на рынке.

Консьюмеризация ИТ и информатизация пользователей

Итак, мы ответили на первый вопрос данной статьи — о том, как взаимосвязаны и взаимообусловлены технологии, выделенные в понятие «третья платформа». Далее постараемся ответить на второй вопрос — как эти технологии трансформируют ИТ-рынок. Конечно, все аспекты трансформации ИТ-рынка в одной статье проследить невозможно, поэтому остановимся на наиболее заметной тенденции — так называемой информатизации пользователей и консьюмеризации ИТ. Суть данной формулировки в том, что пользователи, вооруженные персональными, в том числе мобильными, устройствами становятся все более независимыми от корпоративных ИТ-отделов. Всё чаще пользователи используют свои персональные устройства для решения корпоративных задач. Данная тенденция получила название BYOD (Bring Your Own Device). Большинство сотрудников хотят иметь доступ к корпоративной сети независимо от того, кто является поставщиком их мобильного устройства. Всё чаще сотрудники корпораций пользуются приложениями в форме SaaS не с санкции ИТ-отделов, а пособственному усмотрению. Всё больше пользователей хранят свои файлы в публичных облаках, а не в корпоративных хранилищах.

Чтобы не быть голословными, обратимся к данным международных аналитиков. На рис. 7 показаны данные, полученные на основе опроса респондентов, проведенного компанией IDC в 2013 году с целью выяснения соотношения использования мобильной и десктоп­платформы в задачах по управлению контентом. Как показывает исследование «Создание документов в различных редакторах», это единственная категория, в которой пока десктоп­платформа применяется почти вдвое чаще, чем мобильные приложения. Во всех остальных категориях мобильная уже обогнала десктоп­платформу или практически сравнялась с ней.

 

Рис. 7. Соотношение мобильной и десктоп-платформы в задачах управления контентом
(источник: IDC Social Business Survey, February 2013 n=701)

Другое (более раннее) исследование IDC, результаты которого представлены на рис. 8, показывает распределение ответов респондентов на вопрос о том, какие приложения работы с контентом используются или будут использоваться в форме SaaS как минимум на 10% ваших компьютеров.

 

Рис. 8. Результаты опроса по использованию SaaS-приложений
(источник: IDC’s Information Worker Survey 2012, n=360)

Согласно опросу, электронная почта и календарь в виде SaaS уже используются почти в 40% организаций, участвовавших в исследовании, онлайн-формы и веб­конференции применяют чуть меньше трети компаний, корпоративные социальные сети, экстранеты и онлайновое хранение файлов — более 20%.

В исследовании IDC приводятся данные о том, что в 2012 году почти половина офисных работников использовала смартфоны в своей работе и примерно 15% — планшеты, при этом респонденты утверждали, что в 2013 году эта доля возрастет примерно до 60 и 30% соответственно. При этом 20% смартфонов офисных сотрудников и треть планшетов являлись BYOD-устройствами. Следует отметить, что в России доля BYOD-устройств еще выше, поскольку корпоративные мобильные устройства в нашей стране выдают реже, чем в Северной Америке (вышеупомянутое исследование в основном базировалось на свдениях от компаний из этого региона).

Примерно половина респондентов указали, что для них важно наладить более удобный и легкий способ совместной работы и особенно обмена файлами с сотрудниками, находящимися вне компании. В то время как почти 40% говорили о том, что построение собственной экстранет-системы для безопасной коммуникации — слишком сложная и дорогостоящая задача.

То же исследование IDC выявило, что примерно для 3/4 респондентов критичной задачей является проблема достижения безопасности и приватности информации в документах и файлах особенно тогда, когда они уходят за периметр, охраняемый фаерволом. Около 25% признались, что за 12 месяцев их организация столкнулась с фактами утечки информации.

Таким образом, компании, с одной стороны, понимают, что социальные сети и публичные облака, используемые по инициативе их сотрудников, решают часть корпоративных проблем, с другой — усматривают в этом угрозу для безопасности компании.

Сегодня корпоративный контент хранится не только в корпортивных ИТ. Рис. 9 иллюстрирует знакомую большинству офисных сотрудников картину. Часть контента находится в традиционных корпоративных (не облачных) системах, часть информации — в публичных облачных сервисах, ограниченных корпоративными рабочими коллективами, в таких как Yammer, Chatter или Jive, часть — в социальных сетях общего доступа, таких как Facebook или LinkedIn, другая — в Skype и т.п. Если, например, вы дизайнер, возможно, ваши работы появляются в Behance, а фото для корпоративного сайта временно лежат на Flickr, а не на жестком диске на сервере.

 

Рис. 9. Корпоративный контент распределен по различным хранилищам

Публичные облачные сервисы в условиях жесткой конкуренции буквально соревнуются в предоставлении всё больших объемов бесплатного хранилища. Сегодня Flickr бесплатно предоставляет каждому пользователю терабайт дискового пространства для хранения фотографий. А бесплатный видеохостинг Vimeo позволяет выкладывать видеофайлы, общий размер которых не превышает 500 Мбайт в неделю.

Что же происходит с перемещением корпоративного контента в публичные облачные сервисы? Любому сотруднику психологически проще запросить совет и помощь у того, кому они доверяют и от кого можно получить наиболее профессиональный ответ на данную тему. С одной стороны, сотрудников из собственной компании спрашивать неудобно из-за опасения продемонстрировать некомпетентность, с другой стороны, очень часто получить совет проще не у соседа по офису, а именно в Сети. Социальные сети размывают границы корпоративного пространства. Вполне возможно, что вопрос к гуру из соцсетей — это вопрос к специалисту из компании-конкурента. Если звонок за советом в компанию конкурента воспринимается как нонсенс, то обращение к френду из другой компании — это норма. Конечно, мы не имеем в виду преднамеренную передачу секретов в публичные Сети, но сдвиг в нормах корпоративной культуры и культуры использования социальных ИТ ведет к сдвигу центров влияния и, в частности, к проблеме утечки корпоративной информации.

Для иллюстрации вышеобозначенной тенденции полезно привести еще одно исследование.

На рис. 10 показано распределение ответов респондентов на вопрос о том, какое время они тратят на работу с сервисами, не поддерживаемыми корпоративной ИТ. На рис. 10 совмещены два типа ответов (сколько раз в неделю они пользовались подобными сервисами (слева) и сколько часов в день они проводили с подобными сервисами (справа)). Исследование показало, что примерно 14% респондентов тратят от одного до двух часов в день на офисную работу в онлайне на базе сервисов, не поддерживаемых корпоративной ИТ, столько же пользуются онлайновыми средствами обмена контентом, примерно столько же обмениваются файлами с помощью мобильных платформ. Примерно 6% более пяти часов в день, то есть большую часть рабочего дня, используют некорпоративные средства обмена контентом.

 

Рис. 10. Время, затраченное на работы, не поддерживаемые корпоративной ИТ
(источник: IDC Social Business Survey, February 2013 n=701)

Кто же сегодня контролирует работу с контентом на предприятии: пользователи или ИТ-отделы? Комментируя данный вопрос, уместно упомянуть конференцию IDC по облачным вычислениям текущего года, где был представлен весьма интересный доклад от компании Yota, в котором, в частности, рассказывалось, насколько демократично компания Yota предоставляет возможность своим сотрудникам пользоваться теми SaaS-приложениями, которые они сами считают удобными. Реакция ИТ-директоров, которые присутствовали в зале, была очень ревностная. К выступающему тут же посыпались вопросы, как эту информацию хранить, как гарантировать ее доступность, как делать резервное копирование, как избежать появления «зоопарка» приложений в компании, как централизованно обучить сотрудников работе с растущим количеством приложений и с кого спросить за качество сервисов? Подобная реакция ИТ-директоров вполне правомерна и слышна повсеместно. ИТ-отделы понимают, что пользователи наступают на их территорию. Сотрудники хотят пользоваться приложениями, которые для них максимально удобны, многие уже есть на их смартфоне и планшете. Недаром появилось понятие Shadow IT («Серое ИТ»), то есть то ИТ, которое не санкционировано ИТ-отделом. И конечно, большинство предприятий сопротивляется переходу ИТ в серую зону. В данной связи интересен опрос, проведенный IDC в 2012 году (рис. 11), где представлены ответы респондентов на вопросы: «Проявляют ли ваши сотрудники инициативу в использовании SaaS-решений для нужд бизнеса? Что из перечисленного наиболее точно описывает отношение к этому ИТ-отдела?»

 

Рис. 11. Отношение ИТ-отделов к использованию SaaS в корпорации
(источник IDC Information Worker Survey 2012, n=360)

Более половины (51,7%) респондентов ответили, что использовать SaaS для нужд бизнеса в их компании запрещено, если эта инициатива исходит не от корпоративного ИТ-отдела. Более 20% отметили, что такое применение не приветствуется, 15% проводят формальную процедуру, утверждающую целесообразность подобного использования, и лишь 5,3% отметили, что применение SaaS — это приоритетная стратегия их компании.

Возникает правомерный вопрос: «Какие технологии будут востребованы сегодня компаниями — те, которые будут проверять соблюдение корпопративных политик, ограничивать использование SaaS и соцсетей или интегрировать эти сервисы в корпоративные ИТ, минимизируя ущерб от обращения к ним?» Для ответа на данный вопрос полезно обратиться к рис. 12, который был приведен в вышеупомянутом докладе Александра Прохорова на конференции по управлению контентом. Рисунок иллюстрирует влияние появления облачной технологии разделения и синхронизации файлов, которая прежде всего была представлена сервисами Box и Drop Box.

 

Рис. 12. Влияние облачной технологии разделения и синхронизации файлов
на отдельные сервисы и целые рынки

Сервисы типа Drop Box оказали влияние на многие традиционные технологии, такие как резервное копирование файлов, использование рабочих файлов на удаленных ПК, многие компании отказались от использования FTP-серверов, так как Drop Box удобнее. Технология облачного хранения и синхронизации файлов оказала влияние не только на отдельные сервисы, но и на целые рынки, такие как рынок управления контентом, рынок ПО для рабочих групп, рынок ПО для построения корпоративных порталов, поскольку со временем практически все игроки данного рынка предложили свои решения для облачного хранения и синхронизации данных. Процесс интеграции облачных технологий в корпоративные решения по управлению контентом привел к формированию нового рынка, названного IDC-рынком eC3 (Enterprise cloud content collaboration).

Данный рынок формируют SaaS-решения по обмену корпоративным контентом в облаке, позволяющие повысить производительность информационных работников за счет оптимизации хранения и обмена файлами с помощью браузера, десктоп­приложений и мобильных клиентов. Указанные мультитенант-сервисы обычно включают структурированную файловую систему, функции управления документами или мультимедиаобъектами, функции хранения, инструменты асинхронного взаимодействия и разработки контента, инструменты управления назначением задач и рабочими процессами. Решения имеют открытые API, надежную защиту данных и другие Enterprise 2.0-функции. Указанные решения включают иногда дополнительные функции, такие как управление личными файлами, правила доступа к информации, интеграция с социальными инструментами для совместной работы и т.п. Практически все известные вендоры — поставщики решений для работы с корпоративным контентом, такие как EMC, Salesforce, Box, Dropbox, Huddle, SugarSync, Cisco, Citrix, IBM, Oracle, Microsoft, Alfresco, Google, OpenText, HP начали разрабатывать решения, касающиеся области eC3.

В заключение можно сказать, что процесс информатизации пользователей и консьюмеризации ИТ ведет к совершенствованию современных корпоративных ИТ. Пользователи хотят, чтобы работа с контентом в корпоративных системах была столь же удобной, как в многочисленных персональных сервисах. Данная тенденция влияет на ИТ-отделы, которые, не отказываясь от дисциплинарных, запретительных мер, вынуждены предоставлять своим пользователям более гибкие сервисы. Это, в свою очередь, также подстегивает вендоров — поставщиков корпоративных ИТ, стимулируя последних создавать более удобные, гибкие и безопасные средства для работы с корпоративным контентом с использованием облачных мобильных технологий, технологий социальных сетей и «больших данных».

 

Автор благодарит Александра Прохорова за предоставленные материалы и консультации.

 

В начало В начало

КомпьютерПресс 11'2013