Хроника пикирующей Интернет-экономики

Владимир Богданов

Заговор «Интернет-экономистов»

Манифест рассерженных инвесторов

Российский путь в онлайновой экономике

Интернет-экономика — вторая Проблема-2000?

 

Кризис в цифрах и фактар: Разоряются «дот-комы». И какие…

Три миллиона россиян посещают Интернет

Кризис в цифрах и фактар: 40% руководителей штатовских Интернет-компаний имеют темное прошлое

Кризис в цифрах и фактар: Акселераты Интернет-экономики.Неужели обошлось без анаболиков?

 

Предупреждаю, что все версии и теории, которые изложены ниже, — подчеркнуто субъективны и отражают исключительно позицию автора. Это как раз тот случай, когда «у меня есть своя точка зрения, но я с ней не согласен». «Не согласен», потому что сам хочу верить в торжество сетевой экономики и думать, что разразившийся в Интернет-экономике кризис — несчастный случай или преступление, совершенное по неосторожности. Дескать, пена сойдет, а чистые волны новой сетевой экономики захлестнут каждый дом, каждый офис. Хочется верить, что многие из нас еще доживут до «развитого онлайнового социализма», как бы одиозно все это ни звучало сегодня.

Заговор «Интернет-экономистов»

Известно, что инвестировать 10 тыс. долл. — намного проще, чем 100 млн. долл. За движением первых можно проследить и получить 20 тыс. А вот освоить 100 млн. и превратить их в 110 — задача нетривиальная, со многими неизвестными. А случилось так, что к середине 90-х годов мировая экономика и в первую очередь высокотехнологичные отрасли развивались столь быстрыми темпами, что в руках инвесторов оказались миллиарды. Свободные миллиарды. В один момент предложение капитала со стороны венчурных капиталистов намного превысило спрос на капитал со стороны высокотехнологичных компаний. Инвесторы оказались в растерянности — им срочно понадобился новый рынок. При этом — обязательно многообещающий. У всех перед глазами стоял глуповатый миллионер Форрест Гамп с чемоданом денег — а все из-за того, что его менеджер убедил парня вложить деньги в акции какой-то малоизвестной «фруктовой» компании (Apple).

Да вот незадача — реально недооцененных «фруктовых» компаний нынче днем с огнем не сыщешь. Итак, потребность в новом рынке растет, и если такового нет, то его надо придумать. И придумали! Бездонный колодец для фиктивного капитала. Имя ему — Интернет. В помощь первому изобрели и второй рынок — со словом Linux на знамени, но это уже совсем другая история.

А для начала придумали легенду о быстрорастущей глобальной Интернет-экономике ближайшего будущего. И все ведь здесь правда, кроме слов «быстрорастущая» и «ближайшее». В деловой прессе незамедлительно была развернута рекламная кампания по продвижению идей будущего. Словом, убедить инвесторов в том, что если не впрыгнуть в поезд Интернет-экономики сегодня, то завтра будет поздно, не составило труда — дело техники. Достаточно было первому миллиону пойти на освоение Интернет-инфраструктуры, как весь инвестиционный процесс принял лавинообразный характер.

Итак, пока идея двигалась в массы, требовалось создать большую группу компаний, способных «освоить» деньги, выделяемые на Интернет. Желающих нашлись тысячи. С учетом завораживающего воздействия слова «Интернет» составлялись бизнес-планы и стратегии развития. При этом без обмана — быстрого возврата денег никто не обещал. Формулировки были примерно следующие: сегодня вы платите за то, чтобы существовать и процветать завтра — в эпоху глобальной сетевой экономики. Те, кто проспал Интернет сегодня, — завтра не жильцы. Ну кто ж такого не испугается? Недолго думая, инвесторы побежали занимать очереди за акциями таинственно-перспективных Интернет-компаний, полагая, что этим шагом они обеспечивают себе прочный задел на будущее. А поскольку таких желающих было много, а обещания онлайновых компаний очень впечатляли, то капитализация (рыночная стоимость акций) последних начала расти чудовищными темпами. И все это только за счет оптимистических ожиданий — никакой реальной хозяйственной подоплеки за ростом акций обычно не стояло. Дело доходило до парадоксов: чистые годовые убытки компаний составляли десятки миллионов долларов, а их капитализация за тот же период увеличивалась на сотни миллионов. Такого экономика еще не знала. Зато знали правоохранительные органы — по опыту преследования мавроди-подобных архитекторов финансовых пирамид. Но, конечно, не вмешивались, потому что закон никому не запрещает рисковать своими собственными деньгами. А инвесторы тем временем потирали руки, радуясь удачным первоначальным вложениям с рекордным показателем ROI (return-on-investment — прибыль на инвестициях). Так продолжалось долго: онлайновые компании кормили всех обещаниями, следили за ростом своих акций и не спешили становиться рентабельными. Дескать, мы тут строим мост в будущее, к всеобщему процветанию, а вы (инвесторы) пристаете к нам, ожидая, когда с наших счетов посыплется презренный металл. Искусство Интернета, мол, не имеет цены. Всё так… наверное. Но неограниченное финансирование, не требующее отдачи, развращает любой бизнес. А от Интернет-компаний ожидали вовсе не искусства, а умения делать деньги. Делать, а не привлекать. Большинство онлайновых компаний создавались с изначально спекулятивными намерениями: ради капитализации либо на продажу.

Однако рынок умеет ждать. Даже когда наступает «перегрев», он некоторое время еще терпит. Но вечных поблажек от него не ждите: рано или поздно он выскажет свое мнение об истинной стоимости переоцененных компаний. Результат — взрыв и обвальное падение курсовой стоимости Интернет-компаний. «Надутая» капитализация тает со скоростью льда на сковородке. Что наконец-то и произошло. Самые осторожные инвесторы начали спешно выводить свои капиталы, что, как известно, приводит к ускорению обвала пирамиды, под руинами которой оказались самые рисковые «партнеры».

Если бы такое случилось лишь с некоторыми Интернет-компаниями, то выводы были бы неочевидны. Однако явление приняло обвальный характер, а падающие графики курсовой стоимости онлайнового бизнеса утянули за собой и смежные отрасли — компьютерный и телекоммуникационный hi-tech. Возникла классическая «цепная реакция». Нет Интернет-бизнеса — нет и роста спроса на ПК, серверы и коммуникационное оборудование. Нет спроса на оборудование — снижается спрос на софт (и особенно на новые ОС). И так далее. Словом, после нескольких лет беспрецедентного фиктивного биржевого роста, с марта 2000 года высокотехнологичный рынок потрясла череда кризисов, неистовых и беспощадных.

В начало

В начало

Манифест рассерженных инвесторов

Кризис начинается с того, что происходит осознание проблемы, и заканчивается тем же. Словом, пока падал NASDAQ, все задумались об этом, а руководитель Intel Энди Гроув cформулировал их мысли: «Эра инвестиций в Интернет закончилась если не навсегда, то на достаточно долгий срок». И впервые четко высказался о приоритете самоокупаемости, призванной обеспечить ресурсы на оплату рекламы и инфраструктуры. С тенью злорадства могу предположить, что очень скоро Intel будет вынуждена произнести то же самое в адрес компаний, разрабатывающих альтернативные операционные системы. Намекаю на BeOS, которую спонсирует Intel, а также на клоны Linux. В заявлении Гроува многие усмотрели корыстный момент, а в комментарии Cnews.ru (спонсором которой является Intel) говорится, что ухудшение положения Интернет-компаний играет на руку производителям доступного серверного оборудования (Intel, HP, Compaq) и софта для них (Microsoft). В условиях сокращения финансирования онлайнового бизнеса структура спроса должна измениться в пользу именно недорогих аппаратно-программных решений. Впрочем, слышать такие речи от руководителя Intel все равно было полной неожиданностью, учитывая, что уже пару лет Intel старается позиционировать компанию как «поставщика решений для Интернет-экономики». Значит, действительно наболело.

В начало

В начало

Российский путь в онлайновой экономике

Конечно, мировой кризис не мог не сказаться и на российском сегменте Интернет-экономики. Однако не так чтобы очень. Российская сетевая экономика оказалась надежно защищена своей исторической самобытностью. Как мне кажется, отечественные проекты, скажем, в сфере онлайновой торговли, изначально были лучше «заточены» на извлечение прибыли или, по крайней мере, на самоокупаемость. Тяжело пришлось только развивающимся проектам, получающим поддержку от западных инвестиционных институтов.

Главной бедой отдельных добросовестных и профессиональных российских Интернет-торговцев по-прежнему остается невысокая развитость рынка и его инфраструктуры. Под неразвитостью рынка понимается прежде всего недостаточное доверие покупателей к новому сервису, а под неразвитостью инфраструктуры — малый оборот по кредитным картам и недостаточное число активных пользователей Интернета, имеющих доступ из дома.

По разным оценкам, сегодня в России насчитывается от 750 тыс. до 3 млн. пользователей Интернета. Этого пока недостаточно чисто арифметически, чтобы набралась критическая масса активных покупателей. С другой стороны, в России наличие дома Интернет-доступа — признак состоятельности и «продвинутости» пользователя, а значит, в этой аудитории высок процент потенциальных покупателей. А недостаток карточной инфраструктуры компенсируется тем, что наибольшее распространение получает срочная курьерская доставка с оплатой наличными.

Одним из доказательств «развитости» российской онлайновой торговли должен был стать PR-проект iOne (читается «ай-ван», созвучно Айван — Иван). Коротко о сути проекта: 24-летнего москвича Федора Павлова-Андреевича «заперли» с его согласия в пустой трехкомнатной квартире, где из всей обстановки присутствовали душевая кабина, унитаз, три Web-камеры для наблюдения извне, телефон и подключенный к Интернету компьютер. Задача — обеспечить себе полноценное существование и сохранить возможность саморазвития при помощи Интернета. Срок «заточения» — три недели. Личность «подопытного» подобрали очень грамотно: по профессии он начинающий телевизионный ведущий («До 16 и старше…»). Изначальный опыт работы в Интернете — минимальный (пишут, что только на сайты умел заходить). Помимо квартиры спонсоры дали ему пластиковую карту и посадили на полное Интернет-самообеспечение. Продукты, мебель и бытовую электронику поручили закупать в онлайновых магазинах. И сразу же начались проблемы… Классические. То заказ потеряют, то вместо заказанного товара предлагают другой, то доставят не вовремя, то по карточке платежей не принимают. В общем, выяснилось, что на общение с Интернет-торговцами уходило гораздо больше времени, чем на физическое посещение магазинов. Того времени, которое отводилось на саморазвитие (спорт, изучение иностранного языка, общение).

О результатах эксперимента лучше всего говорит официальный пресс-релиз, опубликованный на http://www.ione.ru/: «Начинающие пользователи имеют иногда совершенно сказочные представления о Сети. Для них это страна, где возможны и волшебная палочка, и скатерть-самобранка, и Золотая рыбка. Чего бы ты ни пожелал — только кликни. Завышенные ожидания, видимо, связаны с тем, что потребитель как бы автоматически переносит свое представление о продвинутости технологий на бизнес, который их использует. В самом деле, покупая в сетевом магазине, к примеру, молоко, потребитель использует высокотехнологичные способы поиска, сравнения, покупки и оплаты. В каком-то смысле можно говорить, что потребитель использует технологии будущего. Очевидно, что при этом он рассчитывает получить в высшей степени качественный сервис — сервис будущего. Но действительность оказывается прозаичнее — замена одного заказанного товара другим, опоздания с доставкой и т.д. И это не случайно. В российском Интернете пока еще нет крупных торговых организаций, предоставляющих в Сети полный спектр услуг, нет общеизвестных брендов, которые могли бы помочь неопытному потребителю сделать выбор. Основная масса Интернет-сервисов и Интернет-магазинов — это небольшие по размеру предприятия, заметно уступающие офлайновым как по ассортименту товаров и услуг, так и по качеству обслуживания. В результате электронная коммерция в сфере, которую называют В2С, не успев еще сделать первые шаги, уже рискует разочаровать и оттолкнуть значительную часть клиентов — об этом свидетельствует не только опыт iOne, но и множество пришедших ему писем».

Оговоримся, что у iOne-Федора сразу появилось немало критиков. Дескать, парень явно не в те магазины ходил. Так ведь чистота эксперимента как раз и предполагала, что «первопроходцем» станет неопытный пользователь, у которого раньше не было времени разбираться во всех премудростях Интернет-торговли и желания читать рейтинги онлайновых магазинов. В конце концов «Айвану» удалось купить почти все, и будь у него еще три недели — дело пошло бы повеселее. А то, что новичку в Рунете приходится сталкиваться с непрофессионализмом продавцов и недобросовестной рекламой, — проблема самих Интернет-торговцев. Сегодня мы им нужнее, чем они нам.

В начало

В начало

Интернет-экономика — вторая Проблема-2000?

Читаю и сам удивляюсь — уж больно все выглядит мрачно. Если немного поохладить эмоции, то не все покажется таким уж и пессимистичным. Во-первых, далеко не все Интернет-компании изначально задумывались (или выродились в итоге) как «дутые» фирмы — несущие миссию выкачивания денег на доверии инвесторов. Известны и вполне успешные проекты и компании с добросовестной репутацией. Во-вторых, кризис затронул преимущественно Интернет-компании, занятые в сфере Business-to-customer (B2C, продажи конечным покупателям), а сфера B2B (Business-to-business) пострадала гораздо меньше. Еще больше греет, что B2B активно осваивается и российскими компаниями — в первую очередь компьютерными. Обычно это выражается в принятии онлайновых заказов и предоставлении информации дилерам о своем складе в реальном времени. Говорят, что выгоды от такой открытости все равно перевешивают «сопротивление среды» (открытость информации для конкурентов и налоговых органов). Подробности — тема для другой статьи.

А в остальном… Создается впечатление, что первоначальные ожидания вокруг Интернет-экономики во многом срежиссированы по сценарию глобальной маркетинговой аферы вроде пресловутой Проблемы-2000. Возможно, кто-то искренне заблуждался и верил в быстрый переход к информационному обществу. Но многие просто зарабатывали на вере инвесторов и общества, насаждая Интернет-религию. Однако, как ни парадоксально это звучит, обе грандиозные аферы (Проблема-2000 и первоначальная Интернет-истерия) благотворно сказались на развитии общества. Проблема-2000 за страх, а не за совесть вынудила обновить парки компьютерного оборудования в глобальном масштабе, а Интернет-истерия способствовала развитию сетевой инфраструктуры (надежные провайдеры, грамотный хостинг, рост числа пользователей и т.д.). Кабели, серверы и компьютеры почившие в бозе «дот-комы» на тот свет с собой не заберут — все это будет работать на благо общества и завтра. За волной Интернет-идолопоклонничества и онлайновым кризисом наступит трудная стадия осмысления. И уже скоро начнется истинно коммерческое освоение Сети: реалистичные бизнес-планы, ответственность перед инвесторами, деньги, добытые кровью и потом, — все то, что ведет к заслуженному, выстраданному успеху.

И потом — не стоит зацикливаться на Интернете как на единственном и безальтернативном мире будущего. Интернет — это лишь удобная оболочка, спутник ноосферы Вернадского. Сети суждено со временем стать основной средой ведения бизнеса, глобальным инструментом общения, образования и развлечения. Однако не нужно идеализировать Сеть. В ней, как ни крути, нельзя выращивать хлеб, выпускать лекарства, убирать хлопок и добывать нефть. Интернет способен лишь обслуживать эти процессы и оптимизировать любое материальное производство — залог истинного процветания. Если все ринутся зарабатывать деньги в Сети, то уже через день всем элементарно станет нечего есть. Кстати, одна из сегодняшних проблем состоит том, что традиционная экономика чересчур медленно воспринимает новые Интернет-технологии как деловой инструмент. Элементарный пример — наличие представительства в Сети (Web-сайта). Если посмотреть на карту российской части Интернета, то большая часть корпоративных Web-сайтов принадлежит компьютерным или околокомпьютерным компаниям. А где, скажите, чулочные фабрики, пищевые комбинаты, заводы? То-то. Во многих отраслях реальной экономики по-прежнему правят технологии от царя Гороха (телефоны и факсы).

Российских же пользователей Сети спешу утешить: историческая несовместимость отечественной и мировой экономик (как реальной, так и онлайновой) пока еще надежно защищает наш Интернет-рынок от западных кризисов. И конечно же, со временем все обязательно изменится. Уже сейчас прежней «дикости» на российском Интернет-рынке стало значительно меньше. В конце концов даже новичок Федор-iOne редко ложился спать голодным и сумел-таки приобрести все необходимое для существования (правда, не считаясь с расходами). А вот сроки развития онлайнового рынка зависят от каждого из нас. Не стоит рисковать понапрасну, но и не надо бояться делать мелкие покупки в Сети. Первый же успешно приобретенный в онлайне коврик для мыши или обед придаст вам уверенности, настроив на дальнейшие покупки. Нужно лишь сделать первый шаг.

 

Критиковать автора можно по адресу: vladbog@zmail.ru

КомпьютерПресс 1'2001

1999 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2000 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2001 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2002 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2003 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2004 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2005 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2006 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2007 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2008 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2009 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2010 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2011 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2012 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2013 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Популярные статьи
КомпьютерПресс использует