oldi

Экспорт российского софта. Тенденции и перспективы

Егор Поваляев

Национальное направление

Направление офшорного программирования

   Auriga

   Vested Development, Inc. (VDI)

   Agava

   Аргуссофт

   DataArt

   LUXOFT

   Рексофт

   Spirit

Предпосылки развития экспорта программного обеспечения и ИТ-услуг в России

Факторы, сдерживающие развитие отрасли в России

Экспорт готовых программных продуктов на мировой рынок

   Cybiko

   EGAR Technology

 

Подарок русскому high-tech

 

Несмотря на достаточно высокий уровень научно-технических кадров, Россия, к сожалению, для мирового рынка по-прежнему остается поставщиком сырья.

В настоящее время в стране сохраняется возможность построить высокоэффективную индустрию информационных технологий. Более того, экспортный потенциал этой индустрии может превысить экспортные поступления от нефтегазовой отрасли.

У информационной индустрии в России существуют три направления развития: создание продукта на внутренний рынок, офшорное программирование и экспорт готовых программных продуктов на мировой рынок.

Все они имеют право на существование и будут развиваться. Однако динамика развития каждого направления, будет значительно отличаться друг от друга.

Каковы перспективы каждого из данных направлений?

Национальное направление

В рамках этой модели российские производители программного и аппаратного обеспечения ориентируются на внутренний рынок страны, имея определенные конкурентные преимущества по сравнению с зарубежными производителями в ряде областей связанных с лучшим знанием языка и экономических особенностей локального рынка. Обычно продукты, создаваемые для мирового рынка не учитывают национальной специфики. Многие иностранные производители, за исключением, пожалуй, Microsoft, не спешат локализовывать свои продукты под российского пользователя.

В качестве примера можно привести компанию Symantec, которая приняла решение не локализовывать популярную в России программу для рассылки факсов WinFax. Благодаря чему несколько российских производителей получили возможность поставлять аналогичные системы на российский рынок.

Действительно, большинство отечественных компаний, которые успешно работают на отечественном рынке, связаны с локальной спецификой. В первую очередь это относится к компаниям, которые разрабатывают так называемый бизнес-софт. На этом рынке работает большинство российских компаний, которые обслуживают внутренний рынок. Самый яркий пример в данном списке — это фирма «1С», которая наладила выпуск бухгалтерской программы, которой пользуются сотни тысяч российских компаний.

Бизнес-софт, используемый в России, должен быть настолько гибким и так оперативно подстраиваться под наши изменения налоговой и законодательной политики, что западный производитель в большинстве случаев оказывается  вне конкуренции.

 Есть еще такое направление как обучающие программы и мультимедиа – этот рынок тоже тяготеет к национальной системы обучения. Пожалуй, это два основных сегмента рынка, где производители ПО ориентируются на российского потребителя софта. Есть еще одно направление это лингвистические продукты (переводчики, распознавание текстов) здесь успешно работают такие известные компании как ABBY, PROMT, Арсеналъ, Орфо. Этот софт тоже ориентирован на отечественного потребителя, но переход на другие языковые пары позволяет ориентироваться не только на отечественный, но и на зарубежный рынок. Все перечисленные рынки сформировались, и новых игроков в этой области появляется крайне мало. Это связано еще и с тем, что, национальная модель ограничена в объеме роста внутренним рынком России. Информационные технологии, обслуживая потребности экономики, будут занимать некоторую ее часть. Однако объем внутреннего рынка информационных технологий не велик и эта часть рынка не может увеличиваться значительно быстрее, чем вся экономика в целом.

Высокий уровень пиратского программного обеспечения в России серьезно сдерживает развитие этой модели. Этой теме посвящена отдельная статья «Развитие рынка ПО: главный тормоз — пиратство», которая  помещена в спецвыпуске данного номера.

В связи с высоким уровнем пиратства (88%) и другими сдерживающими факторами, в России в ближайшие несколько лет вряд ли стоит рассчитывать на значительный рост компаний, ориентированных на внутренний рынок.

В начало В начало

Направление офшорного программирования

Офшорное программирование основано на потребности западных компаний в большом количестве заказных разработок, а так же отсутствии необходимого количества инженеров.

Так, по данным ITAA (Information Technology Association of America – Американская ассоциация по информационным технологиям), в 2000 году дефицит ИТ специалистов в США составил около 844 тысяч человек. Правда, кризис «экономики», постигший США на рубеже 2001 года, привел к некоторому сокращению дефицита ИТ кадров в этой стране: по прогнозам ITAA, в 2001 году общая потребность в ИТ специалистах составит 900 тысяч человек (2000 году – 1 млн. 600 тысяч ), при этом 425 тысяч мест останутся вакантными.

Учитывая невозможность быстрой подготовки кадров, а также визовую политику западных стран (некоторые ослабления визовых барьеров, но все же это не может полностью решить целиком проблему), иностранные компании заинтересованы получить доступ к новым рынкам труда.

Кроме того, западные компании стремятся к снижению затрат на разработку информационных технологий и продуктов и доступу к новым рынкам сбыта продукции.

Эти факторы в основном определяют развитие индустрии офшорного программирования.

Производство программного обеспечения и услуг – совершенно особая отрасль, требующая больших трудовых затрат и интеллектуальных вложений и относительно невысокой, по сравнению с другими ИТ отраслями, капиталоемкостью. В частности, в отличие от производства компьютерной аппаратуры производство программного обеспечения требует значительно меньших капиталовложений как в оборудование рабочих мест, так и непосредственно в организацию технологического процесса. Именно поэтому развитие этой отрасли ИТ индустрии создает наиболее благоприятные предпосылки для интеграции развивающихся стран и стран с переходной экономикой в мировой комплекс производства информационных и коммуникационных технологий.

Отрасль офшорного программирования существует в России уже более 10 лет. Именно тогда были организованы первые компании, которые сегодня являются лидерами в этой отрасли. Какой же объем производства российских офшорных компаний для западных заказчиков, кто они и чем они занимаются?

В своем докладе о развитии офшорного программирования в России Владимир Фортов, вице-президент РАН, заявил, что к началу 2001 г. объем российского рынка офшорного программирования составил порядка 70-100 млн. долл.

По словам В.Фортова, сейчас в России данной деятельностью занимается около 100 компаний, в которых работает более 8 тыс. высококвалифицированных сотрудников.

О наиболее заметных компаниях мы планируем рассказать в данной статье.

В начало В начало

Auriga

Компания Auruga, Inc. работает на рынке офшорного программирования уже более 11 лет. Первоначально российское отделение компании называлось «Инфорт»,  в 1999 году оно было переименовано  в «Центр программного обеспечения Аурига».

С момента основания компания ориентировалась на выполнение заказных работ для западных заказчиков (главным образом, американских). Офисы компании расположены в России и США. Сегодня в компании работает более 100 человек в Москве и около  40 в Соединенных Штатах. Оборот компании Auruga, Inc.  в 2000 году составил  6,3 млн. долларов.

Основными направлениями деятельности компании являются

  • Выполнение заказных проектов по созданию программного обеспечения (включая полный цикл разработки: от анализа и составления спецификаций до поддержки и сопровождения продукта)
  • Поддержку и техническое сопровождение продуктов западных компаний
  • В «Ауриге» выделяют несколько областей специализации, среди которых основными являются : разработка встроенных систем и систем реального времени, клиент- серверные решения, а также разработка приложений для электронной коммерции и бизнеса..

Направление, связанное с разработкой встроенных систем и систем реального времени, является основным в деятельности компании. Компания разрабатывает встроенные приложения и драйверы для аппаратного обеспечения заказчика под Windows NT, Linux, VxWorks и LynxOS, а также портирует UNIX на различные аппаратные платформы, разрабатывает компоненты ядра операционных систем и др..

В рамках систем для электронного бизнеса  и клиент-серверных решений компания принимает участие в разработке корпоративных аналитических систем, информационных и издательских программных комплексов, а также систем обслуживания  клиентов и поддержки пользователей.

Клиентами Ауриги являются такие компании как LynuxWorks, BroadVision, Inc., Accrue Software , PPS, Natural MicroSystems и другие.

Наш корреспондент встретился с президентом компании Алексеем Сухаревым для того, чтобы побеседовать о бизнесе его компании в области офшорного программирования.

КП: Многие руководители компаний, занимающихся офшорным программированием, отмечают, что достаточно сложно получить заказ. Не могли бы вы рассказать, как Auriga получает заказ, какие основные стадии выполнения у Вас в компании он проходит и как завершается?

Алексей Сухарев: Давайте разделим все заказы на две группы: крупные заказы, которые мы получаем от постоянных заказчиков, и небольшие, периодически появляющиеся заказы.

Что касается крупных заказчиков, на которых держится большая часть компании, – их немного. Постоянных заказчиков у нас всего четверо.

Если говорить, как с ними завязывались отношения, то это практически всегда личные связи. Например, работая на одного заказчика, вы обычно взаимодействуете и с другими компаниями, которые тесно связаны с бизнесом заказчика. Приглядевшись к работе офшорной команды, кто-то из партнеров вашего первого клиента может предложить вам заказ, или кто-то из руководства  компании-клиента переходит в другую технологическую компанию. Опираясь на личные связи и положительный опыт сотрудничества, обычно удается наладить поток заказов.

Что касается человека, который принимает решение о передаче части работы офшорной компании, то он обычно занимает пост  вице-президента по разработкам (Engineering VP). В его обязанности входит организация процесса разработки продукта, приобретение готовых модулей или библиотек у других компаний, размещение заказов на разработку и др.

В том случае, когда у заказчика появляется потребность в размещении заказа, Engineering VP обращается к президенту офшорной компании, и они договариваются о выполнения заказа.

Согласование вопросов выполнения заказа - это достаточно долгий процесс. От первого контакта заказчика с исполнителем до начала работ может пройти около года. Такой долгий срок объясняется тем, что проект должен пройти согласование и получить одобрение  на разных уровнях, от технических менеджеров до вице-президента по разработкам и ряда лиц из высшего руководства компании.

Во время переговоров важными моментами являются компетенция офшорной компании в предметной области предполагаемого заказа и поддержка процесса коммуникации с клиентом со стороны регионального офиса офшорной компании. В американском офисе  компании Auriga, Inc. находятся отделы продаж, маркетинга и консалтинга. В момент возникновения интереса со стороны заказчика задача региональных представителей – поддержать интерес, провести переговоры и сформулировать, в чем же нуждается клиент. Далее, совместно с московским отделом разработок, создается первоначальное описание будущего проекта. После этого разговор между заказчиком и исполнителем передается в московский офис, и идет достаточно долгий процесс согласования технических деталей проекта как в подразделениях заказчика, так и в отделе разработок офшорной компании.

Достаточно распространенной практикой является то, что заказчик сам слабо представляет, как он хочет реализовать то или иное решение. У него есть список функциональных требований и общее представление о задаче, но он не понимает, как реализовать такое решение в программном коде. Поэтому разработчик и заказчик совместно проходят длинный этап от постановки задачи до утверждения способа реализации.

После согласования технических деталей компании подписывают контракт, и офшорная компания приступает к выполнению проекта.

Проект выполняется в несколько этапов, а результаты работы на промежуточных этапах предоставляются заказчику. При завершении проекта к заказчику отправляются несколько ведущих разработчиков, которые принимали участие в работе над проектом. Они помогают заказчику разобраться с выполненной работой и оперативно решают возникающие у заказчика вопросы.

С постоянными заказчиками работа строится таким образом, чтобы очередной проект появлялся заблаговременно и команда разработчиков не простаивала. Поэтому во время сдачи заказчику текущего проекта обычно начинается первая стадия следующего проекта. Команда разработчиков, которая сдает проект в офисе заказчика, обычно оказывает значительную поддержку новому проекту.

Что касается малых проектов, то достаточно сложно описать, как они появляются. Компания Auriga, Inc. существует в США с января 1993 года, но только в последние 2 года мы стали серьезно заниматься маркетингом. Мы целенаправленно инвестируем деньги и принимаем участие в выставках, конференциях, работаем над сайтом компании, выпускаем печатную продукцию и серьезно работаем с прессой. В настоящее время эта активность начинает приносить плоды – появился регулярный поток запросов от компаний, которые хотят заказать разработку программного обеспечения.

Потенциальный заказчик должен прислать стандартный документ – request of proposal, в котором он опишет возникшую проблему. Специалисты разработчика могут задать уточняющие вопросы и затем готовят документ, в котором излагают вариант решения.

Как показывает наш опыт, достаточно малый процент предложений доходит до стадии заказа. Во многом мы объясняем это вопросами коммуникации и доверия клиента. Поэтому мы стараемся устанавливать долгосрочные отношения, в которых у нас есть кредит доверия, отлаженная система коммуникации и знание всех подводных камней при работе со старым клиентом.

КП: Как вы оцениваете влияние рецессии американской экономики на рынок офшорного программирования? В настоящее время существуют два мнения: рецессия американской экономики, особенно в high-tech индустрии, приведет к значительному снижению объемов рынка офшорного программирования; вторая точка зрения заключается в том, что с рынка ушло множество Интернет-компаний с плохо прописанными стратегиями зарабатывания денег, а проекты, которые приносят деньги, будут по-прежнему развиваться и получать финансирование. Каково Ваше мнение на этот счет?

А.С.: В настоящее время мое мнение несколько изменилось. Первоначально я был уверен, что офшорная индустрия в связи с падением деловой активности с США не пострадает и даже в чем-то выиграет. Однако, как показало время, ситуация складывается хуже, чем первоначально представлялось.

В апреле мы предполагали, что в целом экономика будет слабо расти (порядка 2%), а в сегменте высокотехнологичных компаний будет небольшая рецессия и сокращение количества заказов офшорным компаниям. Более того, мы надеялись, что рост возобновится к началу осени. Однако в июле крупнейшие технологические компании объявили о падении прибыли или убытках за второй квартал. В результате прошла очередная волна массовых увольнений, компании начали активно сворачивать новые проекты, и это сильно ударило по рынку заказных проектов. В этот момент стало очевидно, что падение будет более глубоким, чем представлялось первоначально.

В середине лета заказчики начали массово замораживать проекты, открытые ранее.

Насколько я знаю, достоверной статистики о влиянии спада деловой активности в США на российские офшорные компании нет. Но с моей точки зрения, ситуация стала намного труднее. Например, у нас рост компании прекратился, однако нам удалось избежать значительных сокращений набранного ранее персонала.

Предсказать динамику развития нашей компании на ближайшие полгода – год трудно. Во многом наше будущее зависит от нескольких крупнейших наших заказчиков.

Но, тем не менее, в сложившейся ситуации есть и положительные моменты. Основной из них заключается в том, что многие средние и мелкие технологические компании стали гораздо внимательнее относиться к расходованию денег и, в связи с этим, все более пристально смотрят в сторону офшорных компаний. Я считаю, что, как только начнется подъем высокотехнологичной индустрии, многие компании разместят проекты в офшорных компаниях, и у российских игроков есть реальные шансы получить большое количество подобных заказов.

На сегодняшний момент,  несмотря на потенциальный интерес зарубежных заказчиков и повышенное внимание к индустрии офшорного программирования в России, активного роста количества заказов и объема выполняемых работ не наблюдается. Но на горизонте маячит “светлое будущее”.

КП: Как вы оцениваете перспективы России на международном рынке офшорного программирования? Есть ли у нас конкурентные преимущества по сравнению с Индией, Китаем, Пакистаном, Малайзией и другими странами?

А.С.: Я положительно оцениваю перспективу развития российского офшорного программирования. Моя уверенность основана на беседах с представителями крупных заказчиков офшорных компаний, которые долго сотрудничают с ними. Многие из них имеют крупные центы разработки в Индии и других странах. Все они смотрят не только в сторону Индии. Такая позиция вполне объяснима. Во-первых, многие региональные рынки офшорного программирования, в том числе и Индия как самый крупный, далеко не идеальны. Многие заказчики боятся политической нестабильности в Индии, поэтому они ищут возможность разместить заказы в другой части мира, чтобы диверсифицировать риски.

В качестве примера политической нестабильности можно привести Пакистан. Многие американские компании активно сотрудничали с Пакистаном как с поставщиком ПО, разрабатываемого на заказ. В связи с военной операцией в Афганистане американские компании значительно сократили количество заказов и пытаются передать их в другие страны.

Другим фактором, который мешает активно сотрудничать с Индией, является недостаточно развитая инфраструктура. Например, весной 2001 года компания Ford открыла в Индии новый IT центр. По статистике этот центр имеет проблемы с отключением электричества 3 раза в день.

Еще большее отрицательное влияние на развитие офшорного программирования в Индии оказывает колоссальная текучесть кадров. Индийские программисты активно переходят из одной компании в другую, более того, многие из них уезжают работать в США. Из-за этого фактора компания Auriga выиграла большой проект: мы получили  заказ на сопровождение крупного программного продукта, который был передан нам американской компанией из Индии.

Одно из значительных конкурентных преимуществ России на Западе в области офшорного программирования – это хорошая техническая и математическая подготовка сотрудников. Мнение о “башковитости” русских программистов, хороших научных традициях и наличии большого количества высококвалифицированных людских ресурсов разделяют практически все руководители крупных технологических компаний. Такой имидж помогает получать заказы.

КП: Расскажите, пожалуйста, как у Вас в компании организован процесс управления знаниями. Работая над проектом, хотелось бы накапливать появляющиеся знания. В противном случае, воспользоваться ими через год-два будет невозможно. Кроме этого, если люди, выполнявшие проект, уволятся из компании, то будут потеряны все наработки. Как вы решаете эти проблемы?

А.С.: Действительно, это важный момент. При сертификации по стандарту SEI СММ необходимо внедрить ряд процедур, которые решают эти проблемы.  Процессы управления знаниями детально разработаны, и мы в настоящее время занимаемся их внедрением в нашей компании. Планируем за этот год подготовиться к сертификации на 3-ий уровень SEI СММ.

Нашим большим преимуществом является то, что от нас не уходят люди.

КП: На сегодняшний день существуют две модели развития российской высокотехнологической индустрии. Первая модель – это развитие офшорного программирования. Вторая — это создание готовых продуктов и выпуск их на рынок под* собственной торговой маркой. Скажите, пожалуйста, планируете ли вы выпускать собственные программные продукты для американского рынка? Кроме этого, почему компаний, делающих программные продукты для мирового рынка, мало в России, и что им мешает?

А.С.: Производство программного продукта – это потенциально гораздо более прибыльный бизнес, чем офшорное программирование. Но это и гораздо более сложная задача. Производство готового продукта подразумевает значительные стартовые вложения в его разработку, маркетинг, продажу и поддержку во всем мире. Такие стартовые вложения останавливают технологические компании от подобной модели развития, а работать на заемные средства в России невозможно. Кроме значительных финансовых вложений необходимо обеспечить значительные усилия по позиционированию и продвижению товара на зарубежных рынках. Такого опыта  также нет.

В настоящее время мы не планируем выпускать собственные программные продукты для зарубежных рынков. Мы планируем активно развивать направление офшорного программирования.  На ближайшее будущее это одно из наиболее перспективных направлений по сравнению с работой на внутренний российский рынок и созданием программных продуктов для зарубежных рынков.

По данным IDC (International Data Corporation), объем мирового IT-рынка оценивается в 1 триллион долларов. Рынок высоких технологий в Индии, который почти полностью ориентирован на Америку, составляет 5% от американского IT-рынка. Потенциально Россия может получить несколько процентов рынка, предоставляя услуги офшорного программирования.

По нашим оценкам, офшорное программирование может принести значительные финансовые средства и, как следствие, привести к значительному росту компаний, которые работают в этом направлении. Что же касается внутреннего российского рынка, то он ограничен общим объемом российской экономики, темпы роста которой составляют в среднем 3-6% в год. Примерно такими же темпами может расти и внутренний российский IT рынок, поэтому при благоприятных условиях перспективы аутсорсинга, гораздо выше, чем у иных направлений.

В начало В начало

Vested Development, Inc. (VDI)

VDI – крупная компания, хорошо известная на рынке офшорного программирования. Центральный офис компании расположен в США, а в России находятся два центра разработки.

VDI предлагает своим клиентам услуги по созданию программного обеспечения. Компания обладает технологическими, организационными и людскими ресурсами для выполнения проектов заказчика. Основными областями специализации компании являются:

  • Приложения для электронной коммерции
  • Решения Business to Business (В2В)
  • Приложения для автоматизации бизнес процессов
  • Системы взаимодействия с заказчиком
  • Системы обработки и хранения данных
  • Системы документооборота и управления знаниями
  • Приложения для мобильной телефонии

Выполняя проект, компания предоставляет заказчику своего американского представителя -Тechnical Account Managers (TAMs), который будет вести проект до его окончания. Он сможет приехать к заказчику, побеседовать, решить большинство оперативных вопросов на месте.

TAMs постоянно взаимодействует с руководителем проекта, который находится в России и организует процесс разработки. Именно руководитель проекта переводит пожелания заказчика в формальное требование технического задания и организует процесс реализации этих требований.

Еще одним руководителем, принимающим участие в проекте, является руководитель группы тестеров. Его группа проводит тестирование написанного разработчиками кода. Только после полной проверки, новая версия продукта может отправиться на одобрение заказчику.

В настоящее время компания ведет несколько проектов, силами около 200 человек. Компания располагает двумя офисами разработки в Москве и Твери.

Взаимодействуя с заказчиком, компания предлагает ему две основные формы взаимодействия: проект с фиксированной ценой и фиксированной датой и “плавающий” проект. Фиксированный проект подразумевает поэтапную оплату услуг:

  • 10% перед началом проекта
  • 60% после сдачи Beta-версии
  • 30% после завершения проекта

“Плавающий” проект оплачивается заказчиком по результатам выполненной за месяц работы.

О проблемах и перспективах развития отрасли наш корреспондент побеседовал с вице президентом VDI, Анатолием Гавердовским

КП: Я хотел бы поговорить об офшорном программировании.

Анатолий Гавердовский: Офшорное программирование достаточно сложный бизнес особенно в вопросах продажи. Он требует большой работы, и, немало денег. Для реализации этого бизнеса необходим высокий имидж нашей страны на Западе, а этого нет. Многие даже  не знают, не знают, что в России есть офшорное программирование. Поэтому нужно определенное время, чтобы они поняли, что здесь безопасно, что здесь сосредоточены лучшие мозги, что здесь есть интеллектуальный ресурс. Имидж России должен быть таким, что когда у человека на Западе возникает научная или какая-либо другая задача он должен знать, к кому ему необходимо обратиться для ее решения.

Индия сумела построить свой имидж, как фабрика офшорного программирования, поэтому большинство заказов идут в Индию. Индийцам удалось организовать эту индустрию таким образом, что ни у кого не возникает проблем морального, этического и психологического плана при предоставлении работы местным кадрам. Процесс был запущен лет десять тому назад, но наибольшая их активность приходится на последние пять лет.

В настоящее время в России индустрия офшорного программирование находится в начальной стадии. И задача нашего правительства - стимулировать развитие этой отрасли. А самый первичный вопрос - это недорогие, достаточно просторные офисные помещения, которых в настоящее время явно недостаточно. Необходимо увеличение офисов как минимум в два раза.

Второй вопрос – это вопрос образования. У нас сохранилось хорошее базовое образование. Поэтому я рад наличию у нас фундаментального образования и абсолютно не рад отсутствию специального. Математику студенты технических Вузов изучают около двух лет. А потом преподаются многие дисциплины, которые для специалистов нашего профиля абсолютно не нужны. В то время как целый ряд необходимых языков программирования в вузах не изучаются.

КП: Не могли бы Вы рассказать, как строится бизнес офшорного программирования у нас в стране?

А.Г.: Самое главное – это получение заказа, вернее построение того канала, по которому Вам пойдут заказы. Вам необходимо найти компанию или группу людей, правильно выбрать и оценить будущего партнера. Причем, рецептов здесь нет. Встречи, разговоры, общение с будущими партнерами и, бесспорно, личный жизненный опыт должны помочь Вам сделать правильный выбор. В первую очередь необходимо обращать внимание на факты: какие сделки уже прошли, какие продажи осуществились, какие инвестиции закрывались.

После того как вы получили заказ, следующий этап производство., Вы не менее четырех месяцев затратили на  обучение и подготовку сотрудников и Вы должны планировать, что будет по окончанию этого заказа. Если поступление новых заказов в ближайшем будущем не предвидится, люди разбегутся и все надо будет начинать сначала. Поэтому первая возникающая проблема – это сочетание необходимости роста производства с управлением и подготовкой людского ресурса и компенсацией пиков возможных провалов.

Вторая проблема, возникающая при производстве программного продукта, - это качество работы, что позволяет сделать заказчика постоянным. Удержанию заказчика в большой мере способствует как высокий профессионализм разработчиков программного продукта, так и качество выпускаемого ими продукта. Вопрос формы отчетности, принятый на Западе, но не привычный для нас, привыкшим к военной приемке, также является специфичным вопросом, требующей много внимания и компетентности.

Следует отдельно сказать о проблемах коммуникации, которая является одной из важнейших проблем при выполнении заказа. Должен быть определенный человек, который в процессе выполнения проекта, осуществлял бы постоянную обратную связь от разработчика к заказчику, то есть заказчик должен иметь возможность корректировки заказа в процессе его выполнения. Если же этого нет, это сто процентный провал проекта. На моей практике около 60% технических заданий подписываются заказчиками без подробного их анализа. Если же мы не удовлетворим заказчика при выдаче конечного продукта, мы его потеряем.

КП: На основание Вашего опыта работы могли бы Вы рассказать какие критерии выдвигает заказчик при выборе потенциальных исполнителей?

А.Г.: Все зависит от заказчика. Некоторые ищут исполнителей по стоимости разработки, другие – по скорости выполнения заказа и так далее. Умение  понимать проблемы заказчика и выстраивать отношения – залог успеха.

КП: Насколько мне известно, в настоящее время возникли серьезные финансовые проблемы у технологических компаний, а также у компании, строящих бизнес на размещение офшорных заказов в Индии и Китае. Новых заказов практически нет. Насколько эта ситуация отражается на российских компаниях?

А.Г.: Эта ситуация отражается, без сомнения, и на российских компаниях. Этап роста у нас закончился в июне. Сейчас рынок неясен. Это связано и с сентябрьскими событиями в Америке  и с финансовыми проблемами заказчика. Хочу отметить, что наш бизнес и в этих условиях экономически выгоден для заказчика. Мы продолжаем работать, разрабатывая новые версии и в новых условиях.

КП: Как решается вопрос управления знаниями? Например, проект выполнен, а выученные и подготовленные кадры уходят, при этом из компании уходит и часть знания. Как сделать, чтобы у компании не было в этом случае существенных потерь? Как решается в Вашей компании вопросы интеллектуальной собственности, вопросы сертификации?

А.Г.: Существует целый ряд зарубежных компаний и не только молодых, начинающих свой бизнес, у которых вообще нет своей команды программистов. Наличие своей команды программистов требует гораздо больших усилий по организации их труда.

Относительно базы знаний, накопления знаний можно сказать следующее. Первое – это полная документация проекта, позволяющая сохранить все найденные решения. В нашей компании существует также база кода проектов – это стандарты компании, способствующие правильному и понятному написанию документов для облегченного их прочтения. Существует также библиотека опубликованных документов, исследований по лучшему дизайну, по сравнительным характеристикам некоторого объекта и так далее.

 Второе – это создание системы резерва, когда по основным направлениям проект ведет и отслеживает не один человек.

Несмотря на вышеперечисленное, уход человека – это существенная потеря для компании.

По поводу интеллектуальной собственности, она принадлежит заказчику. Мы не можем, не имеем права библиотеку, созданную в одном проекте, использовать в последующих разработках.

Относительно сертификации. У нас есть сертификация ISO. Мы используем в своей работе многие стандарты, которые необходимы для сертификации по стандарту СММ. В большей степени вопросы сертификации – требование заказчика. Некоторые заказчики доверяют нам, а некоторые требуют формальных подтверждений  в виде сертификации. Очень хорошо, когда заказчик помогает получить  сертификат. Например, компания Моторола сертифицировала свои центры разработок в России по стандарту СММ Level 3.

КП: Могли бы Вы дать рекомендации сегодняшним студентам, а в будущем специалистам-программистам какую специализацию им надо получить на последних курсах Вузов, чтобы стать профессионалами своего дела?

А.Г.: Любой будущий программист должен сначала набрать фундаментальные, базовые знания этой профессии. Этому можно обучиться как в нашем учебном центре, так и в ряде других мест. Далее, с моей точки зрения, один – три года – это наработка знаний на участие в реальных промышленных проектах, а только потом уже какая-то специализация. Такой путь дает возможность легкого переключения специалиста-программиста с решения одного типа задач к другому. С моей точки зрения, специализация на раннем этапе – опасна.

В заключении я хотел бы отметить следующее Для развития рынка офшорного программирования в России  всем его участникам целесообразно объединиться в ассоциацию, которая бы отстаивала интересы офшорных российских компаний как перед западными заказчиками, так и внутри России. В настоящее время мы сильно проигрываем индийцам при построении нашего бизнеса.

В начало В начало

Agava

Компания AGAVA работает на рынке офшорного программирования более 5 лет. За это время было выполнено несколько крупных проектов.

Основные области специализации компании включают:

  • Разработка пользовательского интерфейса
  • Обработка изображений
  • Разработка 3D интерфейсов

Разработка ведется на OpenGL, Win 32 & Visual C++. Также активно используется библиотека VTK (Visualization ToolKit)

  • Разработка сетевых приложений

В рамках этого направления компания занимается разработкой клиентских Интренет-приложений под Win32 & Visual C++.

  • Разработка и поддержка Web-серверов

В рамках этого направления создаются приложения для серверной части (UNIX, C, Perl) а так же клиентские части.

  • Разработка баз данных
  • Портирование ПО на другую платформу
  • Тестирование
В начало В начало

Аргуссофт

Компания «Аргуссофт» - российская высоко технологичная компания, основана в 1991 году,  специализируется на разработке информационных систем "на заказ", реинжиниринге программного обеспечения, консалтинге в области методологии и технологии разработки сложных систем.

«Аргуссофт» - первая российская компания-разработчик прикладного программного обеспечения, получившая сертификат на соответствие международным стандартам ISO-9001. Система качества, действующая в компании «Аргуссофт», сертифицирована международной компанией-регистратором - PERRY JOHNSON REGISTRARS, INC., США.

Технология компании определяет процессы разработки прикладного программного обеспечения, порядок их выполнения, а также методологическую и инструментальную поддержку. В основу технологии положен международный стандарт ISO 12207, определяющий основные, организационные и вспомогательные процессы жизненного цикла. В основе технологии лежит сочетание объектно-ориентированного подхода к разработке прикладного программного обеспечения с идеями быстрой разработки (Rapid Application Development - RAD), в том числе DSDM.

Аргуссофт специализируется в следующих областях информационных технологий:

  • реинжиниринг организаций и бизнес-процессов с применением CASE-средств и экспертных систем реального времени;
  • модельно-базированные методологии и технологии проектирования ИС;
  • CASE-технология;
  • объектно-ориентированные и структурные методы анализа и проектирования ИС и прикладного программного обеспечения;
  • конфигурационное управление при разработке, сопровождении и развитии сложных программных проектов;
  • RAD (Rapid Application Development) — методы и технологии быстрого создания переносимых прикладных систем;
  • Internet/Intranet-технологии;
  • проектирование и разработка систем архитектуры «клиент-сервер»;
  • методы построения статических и виртуальных складов данных;

C 1991года компания «Аргуссофт» выполнила более 200 средних и больших информационных проектов для западных заказчиков. Сегодня компания имеет таких партнеров как Rational Software Corp., Oracle, Informix, SUN Microsystems, Merant, Rogue Wave, Cognos, Gensym Corp.

В настоящее время в компании трудятся около 150 разработчиков.

В начало В начало

DataArt

DataArt Enterprises, Inc. - консультационно-технологическая компания, с 1995 года занимающаяся разработкой программного обеспечения под заказ. Компания специализируется на разработке сетевых приложений, корпоративных баз данных и средств автоматизации делопроизводства. Для их построения используется многоуровневая клиент-серверная архитектура на базе современных открытых масштабируемых модульных систем. Кроме этого компания предоставляет консалтинговые услуги в области программного обеспечения и поддержки, тем самым облегчая разработку эффективной структуры внутри компании заказчика, начиная от систем документооборота и заканчивая управлением проектами и работой с клиентами.

Штаб-квартира компании расположена в Нью-Йорке, США. Отдел разработок и дизайн-студия расположены в России, в Санкт-Петербурге. На сегодня DataArt Design Studio является крупнейшей в Санкт-Петербурге студией Web-дизайна. Основными направлениями деятельности студии являются создание, поддержка и продвижение информационных проектов в Интернете.

Кроме этого компания специализируется на:

  • Разработке заказного ПО
  • Web-дизайне
  • Администрировании систем
  • Дизайне, разработке и администрировании баз данных

За несколько лет работы компанией были реализованы десятки проектов, некоторые из которых хорошо известны российским пользователям:

  • mPOP

Многодоменная почтовая система с виртуальным POP3-хостингом и гибкой системой управления почтой через Web. Она позволяет управлять многими доменами, расположенными на одном и том же сервере, и предоставлять абонентам услуги Web-почты. Система разрабатывалась для использования поставщиками услуг Интернета, в порталах, а также как элемент корпоративного Интернета/Интранета. На движке mPOP работает крупнейшая российская система бесплатной электронной почты Mail.Ru.

  • MyPhoneBook

Система управления контактами и личный органайзер. Содержит несколько мощных высоконастраиваемых инструментов, среди которых записная книжка и календарь, менеджер событий и система напоминаний. Продукт может использоваться в дополнение к или совместно с существующими услугами в корпоративном Интранете или на Web-сайте. Работающая версия системы расположена на http://www.base.ru/

  • DAProjects

Основанная на Web система управления проектами. Онлайновое решение для малых и средних компаний, имеющих несколько офисов, перемещающихся работников, надомных работников и виртуальных офисов. Система интегрирована с Microsoft Project 2000.

NetNews

Универсальная система публикации информации в Интернете и Интранете. Она основана на модели гибкого представления документов и документооборота. NetNews может работать с широким наборов типов документов, от традиционных газетных и журнальных статей до сложных структурированных данных с различными настраиваемыми способами представления. На движке NetNews работает онлайновое издание Internet.Ru.

Клиентами DataArt являются такие крупные компании, как American Express, Compaq, Valerie Wilson Travel, Metropolitan Transportation Authority (MTA), MediaRing Inc. и др.

В начало В начало

LUXOFT

LUXOFT — это динамично развивающаяся компания, которая была создана в апреле 2000 года. До этого на протяжении 5 лет компания существовала в качестве Центра программных разработок (ЦПР) компании IBS. Выделение Центра в отдельную компанию стало результатом увеличения спроса на услуги по созданию ПО и роста заказов со стороны как иностранных, так и российских заказчиков, что способствовало развитию новых услуг и продуктов компании и ее дальнейшему проникновению на международные рынки.

Основной сферой деятельности компании является разработка сложных информационных систем, предназначенных для поддержания бизнес-процессов заказчиков, и интеграция этих решений с существующими информационными системами.

Сегодня LUXOFT – это 280 специалистов и более 30 удачно завершенных проектов, выполненных по заказу крупнейших российских и зарубежных корпораций.

LUXOFT активно развивается и открывает региональные производственные центры в России и представительства в США и Западной Европе.

В компании существует несколько производственных отделов, задействованных в процессе разработки, тестирования и внедрения программного обеспечения. Краткое описание отделов позволит сформировать представление о возможностях компании решать те или иные задачи.

  • Отдел Интернет-технологий

Основной специализацией отдела является выполнение проектов, связанных с технологиями WWW, Internet, Intranet, Extranet, создание решений в области B2B и В2C, систем управления знаниями; систем сбора данных из распределенных источников, их обработки и передачи распределенным получателям; построения распределенных систем на основе стандартов J2EE и WebServices; обработки данных в стандартах, совместимых с технологиями Internet; разработки архитектуры сложных корпоративных систем, а также решений в области мобильной связи и беспроводной передачи данных

  • Отдел технологий обработки данных

Отдел технологий обработки данных специализируется на разработке информационных и аналитических систем управления на базе популярных Систем управления базами данных ORACLE, Microsoft, IBM и Sybase и аналитических инструментов.

  • Отдел мэйнфрейм-технологий

Отдел мэйнфрейм-технологий разрабатывает проекты, связанные с использованием мэйнфрейм-компьютеров и программных систем, которые находятся в эксплуатации долгие годы. В числе предлагаемых услуг основное место занимает модернизация и разработка сложных программных комплексов с применением баз данных (реляционных, иерархических и сетевых) и пользовательских интерфейсов. Кроме того, отдел выполняет работы, связанные с разработкой и модернизацией гетерогенных систем (UNIX, NT и т.п.), а  также сопровождением и поддержкой больших корпоративных прикладных систем, построенных на архитектурах S/390.

  • Отдел управления качеством

Основной задачей Отдела управления качеством является приведение всех производственных процессов в соответствие с принятой в компании системой управления качеством и международным стандартом  ISO 9001.

  • Бюро интерактивной архитектуры

Бюро интерактивной архитектуры (БИА) специализируется на разработке Интернет-решений, а также осуществляет поддержку и продвижение проектов в Сети.

  • Отдел тестирования и поддержки разработок

Деятельность отдела связана с тестированием и обеспечением качества конечного продукта компании. Спектр услуг отдела включает в себя разработку стратегии тестирования, плана тестирования и тестовых сценариев на базе промышленного стандарта RUP (Rational Unified Process), разработку и поддержку ручных и автоматизированных тестовых процедур (скриптов), проведение тестирования с использованием современных инструментальных средств, а также фиксацию найденных дефектов в настраиваемой системе управления дефектами, позволяющей поддерживать оперативную связь с разработчиками и заказчиками.

LUXOFT предлагает полный спектр услуг по разработке программного обеспечения, включая предпроектный консалтинг и анализ, разработку, внедрение и поддержку приложений заказчика.

В начало В начало

Рексофт

Компания «Рексофт» основана в мае 1991 года в Санкт-Петербурге. Основными направлениями деятельности компании являются:

  • разработка и сопровождение заказного и стандартного программного обеспечения;
  • системная интеграция программных продуктов и решений;
  • IT-консалтинг в области телекоммуникаций и e-business;
  • проведение проектных исследований и реализация пилотных проектов.

В настоящее время в компании работает более 140 сотрудников, что позволяет вести единовременно 8-10 инжиниринговых проектов по разработке заказного ПО и разрабатывать 4 стандартных программных продукта, три из которых предлагаются на российском рынке ПО.

Программные продукты и технологии компании используют более 2000 компаний по всему миру. Среди клиентов «Рексофт» можно отметить: Alcatel, Cadbury, Gillette, Lucent Technology, Arthur Andersen, Центральный Банк РФ, OZON.RU, Яndex и др.

В начало В начало

Spirit

Компания «Спирит» была создана в 1992 году как центр разработки и лицензирования программных продуктов, ориентированный на западных заказчиков. Представительства компании расположены в Японии и в США, а центральный офис с центром разработки находится в Москве.

Основные направления специализации компании включают:

  • Системы передачи данных (модемы, факсы и др.)
  • Обработка звука (кодирование, шумоподавление, распознавание голосовых команд)
  • Распознавание образов
  • Спутниковая навигация

Спирит не только занимается кодированием по спецификации заказчика, но и предлагает уникальные технологии, которые могут конкурировать с разработками ведущих мировых компаний. При этом стоимость контракта увеличивается из-за лицензионных отчислений за Know-how.

В настоящее время в компании трудятся более 80 разработчиков. Клиентами «Спирита» являются такие гиганты как NEC, Toshiba, NORTEL, Samsung, JRC и др.

Наш корреспондент так же встретился с директором по производству компании e-Style Software Александром Власовым и взял у него интервью.

КП: Как решается проблема подбора и подготовки специалистов?

Александр Власов: Проблема на самом деле очень острая. Несмотря на то, что часто в качестве одного из показателей конкурентоспособности России на рынке аутсорсинга приводится аргумент об огромном количестве подготовленных специалистов в области разработки программного обеспечения, это, мягко говоря, не вполне соответствует истине. Да, специалистов выпускается из ВУЗов страны немало, но далеко не все из них готовы эффективно работать в составе проектных команд.

Кроме этого, очень много специалистов по-прежнему уезжает на временное или постоянное проживание в страны Запада. Кто-то уезжает на постоянное место жительства в Канаду, кто-то на работу по контракту в Ирландию, где на государственном уровне созданы условия для развития отрасли. Хотя справедливости ради надо сказать, что в последнее время наметилась небольшая тенденция возвращения ранее уехавших обратно в Россию.

Все это сильно сказывается на рынке рабочей силы, особенно на стоимости разработчиков. Общеизвестно, что сейчас мало-мальски ценящий себя разработчик не пойдет работать за сумму меньше, чем 500 долл.

Но мы живем сегодня и в России, поэтому приходится решать свои проблемы здесь и сейчас. Как же мы с ними справляемся?

Во-первых,  в компании существует достаточно жесткая система отбора, при которой кандидат проходит интервью не только с работником кадровой службы, но и с несколькими сотрудниками компании, – как правило, с тремя. На основании результатов этих собеседований и выполненных тестовых заданий  принимается решение о приеме на работу.

Во-вторых, мы  стараемся искать наших будущих сотрудников в стенах учебных заведений, и не только московских.

В-третьих, мы стараемся планомерно осуществлять подготовку специалистов в тех областях, где отдача от их деятельности будет максимальной. При этом проводим обучение не только на внешних курсах, но и внутри компании.

И в-четвертых, для того, чтобы мероприятия по подготовке сотрудников имели должную эффективность, мы определяем для каждого сотрудника перспективу его работы в компании, в соответствии с которой он и планирует свой профессиональный и карьерный рост.

КП: Нужен или нет офшорной компании офис на Западе?

А.В.: С нашей точки зрения, ответ однозначный: нужен обязательно. Компания, взаимодействующая с клиентами, должна осуществлять это взаимодействие на «территории клиента». При этом на должный уровень этого взаимодействия оказывают свое влияние множество факторов: язык, культура, деловые традиции, стандарты взаимодействия и. т.д.

Необходимо иметь в виду, что только люди, учитывающие менталитет заказчика, могут эффективно с ним взаимодействовать, поэтому предпочтительно, чтобы в зарубежном офисе работали местные сотрудники. Кроме того, наличие офиса (компании, зарегистрированной как резидент в стране пребывания) снимает ряд таможенных ограничений, юридических и других вопросов, связанных с взаимодействием компаний, находящихся в разных странах и разных условиях ведения деятельности.

Сотрудники компании-клиента должны знать, что на территории их страны есть компания, люди, номер телефона, куда можно позвонить и выяснить все срочные и интересующие их вопросы. Как правило, западные клиенты относятся очень настороженно к необходимости звонить по телефону, находящемуся за пределами их страны, а тем более в России.

Не надо преувеличивать возможности электронных средств коммуникаций, доверительные отношения с клиентом можно построить только на основе личного контакта. Электронная почта и другие, более продвинутые средства взаимодействия, хороши, когда такие отношения с клиентом уже установлены, да и то в ограниченном количестве. Людям привычнее смотреть друг другу в глаза, часто это дает гораздо больше представления о надежности партнера, чем многотомное коммерческое предложение, переданное по e-mail.

И конечно же, нельзя умалять значения сайта компании, как части представительства компании, причем наиболее зримой и легко доступной ее части. По сути дела, сайт является частью офиса компании, ее лицом, о котором будут судить задолго до контакта. Поэтому сайт должен быть сделан с учетом национальных особенностей страны пребывания и ориентирован на те целевые группы, которые для вас являются наиболее значимыми.

КП: Насколько, на ваш взгляд, велики иллюзии (заблуждения) по поводу офшорного программирования?

Постараюсь изложить некоторые заблуждения или иллюзии, с которыми довелось столкнуться или которые пришлось перебороть.

  1. «Существует огромная потребность в разработчиках, стоит только появиться на этом рынке, как тебя завалят заказами».

    Да, потребность в разработчиках существует, но это совершенно не означает, что компании, отдающие на аутсорсинг проекты, готовы отдать их первому встречному. При этом существует очень жесткая конкуренция между компаниями-разработчиками, причем индийские компании имеют значительное преимущество по сравнению с российскими ввиду лучшей организованности, большего опыта и лучшей поддержки со стороны своей диаспоры и правительства.

  2. «Можно организовать эффективный процесс получения заказов, не появляясь в стране, где находятся потенциальные заказчики».

    На этом рынке, как и на многих других, существует довольно обширная прослойка перекупщиков и посредников. Они появляются на выставках, презентациях, конференциях и других мероприятиях и ищут компании или коллективы, способные осуществлять хорошие разработки. Не появляясь в стране, где находятся потенциальные заказчики, вы не сможете устанавливать с клиентами личных контактов, что может отрицательно сказаться на вашей возможности найти заказ, и вы будете вынуждены искать клиента с помощью такого посредника, который далеко не всегда будет блюсти только ваши интересы.

  3. «Сотрудники компаний-заказчиков при организации конкурса являются беспристрастными и выбирают объективно лучшую компанию-разработчика».

    На самом деле это так, если эти сотрудники не принадлежат ни к одной из диаспор. Если принимает решение сотрудник, принадлежащий, например, к индийской диаспоре, то можно быть уверенным, что конкурс выиграет индийская компания (если она тоже участвует). Необходимо выявлять конкурентоспособные направления деятельности вашей компании, чтобы уметь доказывать ваше превосходство над другими.

  4. «Определяющим при получении заказа является стоимостной фактор».

Одно из наиболее устойчивых и глубоких заблуждений. По данным последних исследований, стоимость проекта, хоть и входит в десятку наиболее значимых показателей, но занимает место во второй половине списка. В то время, как определяющими оказываются: качество разработки, эффективная поддержка системы, доступность исполнителя посредством современных средств телекоммуникаций и др.

КП: Можем ли мы успешно конкурировать с другими «центрами по офшорному программированию»: Индией, Ирландией и др.

А.В.: Я думаю, что можем.

У России для этого есть все предпосылки. Однако до того момента, когда это станет общепризнанным фактом, пройдет немало времени.

Сегодня Индия является крупнейшим разработчиком программных систем на заказ для рынка США, а это самый крупный рынок. Уровень организации индийских компаний является на сегодняшний день недосягаемым для подавляющего большинства российских компаний по разработке программного обеспечения. Почти все компании Индии, которые работают на этом рынке, имеют сертификаты ISO 9000 или SEI CMM Level 3 и выше. Больше половины из всех компаний в мире, сертифицированных по CMM Level 4 и Level 5, являются индийскими компаниями.

Как в Индии, так и в Ирландии, правительствами стран осуществляется комплексная программа по поддержке и развитию этого сектора производства.

Об этом уже очень много сказано, не хотелось бы повторяться.

Скажу лишь, что сейчас в нашей стране тоже начался процесс создания систем качества компаний — разработчиков программного обеспечения на основе требований ISO 9000 или CMM. Хотя на сегодняшний день в России существует не более 3-4 компаний, соответствующих требованиям CMM, уже много компаний изъявляет желание двигаться в этом направлении. В учебных центрах некоторых компаний начато преподавание основам модели CMM.

КП: Как вы считаете, сертификация – это выброшенные деньги или реальная необходимость?

А.В.: Вопрос не такой уж и праздный, как может показаться на первый взгляд. Если речь идет о сертификации по модели CMM (Level 3), то цена вопроса составляет от $25 000 до $30 000. Согласитесь, не маленькие деньги. Естественно, появляется вопрос – зачем?

Необходимо разделить этот вопрос на две составляющие результата сертификации: создание эффективных процессов в компании и получение сертификата как такового.

Рассмотрим подробнее первую составляющую – эффективные процессы.

Для людей, давно занимающихся организацией процессов разработки программного обеспечения не секрет, что гораздо большее значение для успеха проекта имеет правильная организация процессов в компании, нежели просто технические детали разработки. Правильность решений по техническим вопросам тоже часто зависит от качества процессов.

Модель CMM довольно подробно и понятно описана в ряде открытых документов SEI (Software Engineering Institute) и публикаций, поэтому реализация данной модели в организации не содержит сложности принципиального характера. По большому счету, это вопрос политической воли руководства и финансов (не входящих в стоимость финальной оценки). Время на реализацию процессов уровня 3 может составлять в среднем от 1,5 до 2.

В общем-то, постановка процессов в компании и сертификация, или, если быть точнее, оценка процессов на соответствие их модели CMM, это разные вещи.

Совершенно очевидно, что само по себе наличие отлаженных процессов в компании является самодостаточным, даже и без последующей сертификации. В ряде материалов опубликованы оценки повышения качества программных продуктов и сокращения непродуктивных издержек, которые позволяют сделать вывод о целесообразности приведения процессов в компании в порядок.

Что касается сертификата, – в SEI вообще не предусмотрен сертификат, как некий документ с печатью, который выдается компании по завершении процедуры оценки. Просто информация о результатах оценки заносится в базу данных SEI в Питтсбурге (Pittsburgh, USA) и периодически публикуется список компании, оцененных по определенному уровню модели. Вне всякого сомнения, наличие компании в этом списке дает дополнительные конкурентные преимущества по сравнению с другими компаниями, а в некоторых случаях это просто необходимое условие для участия в конкурсе.

Если вы уже потеряли несколько контрактов в результате отсутствия у вас подобного сертификата, это, несомненно, повод задуматься и принять правильное решение. А если еще не потеряли, то самое время начать работу по его получению.

В целом отрасль офшорного программирования имеет отличную перспективу роста. По данным недавних исследований Dataquest/Gartner наблюдается очевидный рост внимания к моделям организации части бизнес-процессов на основе аутсорсинга. Действительно в свете падения индекса NASDAQ многие компании резко сокращают свои расходы, в частности и расходы на разработку ПО, таким образом, все больше внимание уделяется схемам офшорного программирования. Также, компании часто отдают в аутсорсинг рутинную работу и сосредотачиваются на фундаментальных направлениях.

Согласно отчету Nasscom за 1999-2000 финансовый год , 185 компаний из Fortune 500 отдают проекты на разработку иностранным компаниям. В 2001 году намечается увеличить их число до 300, а к 2003 году 80% компаний из списка Fortune 500 будут пользоваться услугами офшорных компаний.

Так, динамика рынка офшорного программирования выглядит следующим образом:

Регион 2000 год Прогноз на 2003 год
Россия $100 млн. $475 млн.
Азия/Океания $5 млрд. $18 млрд.
Весь мир $78 млрд. $130 млрд.

По результатам обзора российского рынка офшорного программирования, подготовленного Американской торговой палатой (АТП) в России можно оценить деятельность российских офшорных компаний.

По направлениям деятельности:

  • 50% компаний занимаются исключительно разработкой ПО под заказ;
  • 40% - разработкой собственного ПО;
  • 15% - сервисной поддержкой

Основные заказчики по схеме аутсорсинга выступают следующие страны:

  • Европа (скандинавские страны, Германия, Великобритания, Швейцария) - 24%;
  • США и Канада - 40%;
  • Другие страны - 4%;
  • Остальные - заказчики из России.

Области разработки ПО:

  • Информационные системы с использованием БД - 38%;
  • Интернет-разработки - 18%;
  • Телефония - 12%;
  • Искусственный интеллект - 10%;
  • Реинжиниринг, системное программирование - 22%.

По информации Market-Visio, в России 48% компаний, занимающихся офшорным программированием, имеют сертификат ISO, 4% - сертификат SEI-CMM, 19% - имеют другие сертификаты. В ближайшие 2-3 года 24% компаний планируют получить сертификат ISO, 12%  CMM и 24% сертификаты качества.

Россия обладает рядом благоприятных предпосылок для развития конкурентоспособной экспортной отрасли производства программного обеспечения и услуг. Реализация этих предпосылок и превращение российской индустрии производства программного обеспечения в источник дохода для страны – вопрос, занимающий умы российских бизнесменов, государственных и общественных деятелей.

Разработка программного обеспечения и предоставление ИТ услуг зарубежным заказчикам представляют собой уникальную возможность для развития национальной ИТ индустрии России. Действительно, развитие офшорного программирования в России ведет к совмещению экономических выгод наукоемкого экспорта с возможностями косвенного импорта высоких ИТ технологий и опыта, к поднятию российской индустрии производства программного обеспечения на передовой мировой уровень.

Просматриваются интересные параллели между состоянием, в котором пребывала ИТ индустрия и отрасль офшорного программирования в Индии в 1990 году, и наблюдаемым в 2000-2001 годах в России: по различным оценкам, в России объем производства ПО и услуг для иностранных заказчиков составлял около 100 млн. долл. (Brunswick Warburg, в 1999 он составлял 70 млн. долл.), что соответствует уровню развития индустрии офшорного программирования Индии 10 лет назад.

Согласно отчету McKinsey Globlal Institute, российский сектор офшорного программирования демонстрирует высокие темпы роста – 50-60% в год, и ожидается, что эти темпы будут сохраняться в ближайшие годы. Однако Россия вышла на рынок офшорного программирования значительно позже, чем это сделали Индия и Ирландия: первые компании, занимающиеся разработкой офшорных проектов, появились в нашей стране на рубеже девяностых годов. Кроме того, в этих странах государство активно способствовало развитию экспортной отрасли ИТ индустрии, в то время как в нашей стране до сих пор не выработана  четкая промышленная политика в области информационных технологий.

Таким образом, Россия выступает на уже сложившийся, достаточно развитый мировой рынок офшорного программирования в условиях жесткой конкуренции. Разработка государственной политики, направленной на поддержку экспорта программного обеспечения и услуг, является важным условием развития ИТ индустрии России и утверждения ее высоких позиций на мировом рынке информационных технологий.

Необходимые условия для развития офшорного программирования в России

Успешное развитие индустрии офшорного программирования возможно при наличии

ряда ключевых факторов:

Факторы развития ИТ экспорта

Индия

Россия

Правовая и законодательная база для развития экспорта/программного обеспечения и ИТ-услуг + -/+
Благоприятный деловой климат и развитая бизнес-культура + -
Политическая и экономическая стабильность +/- -/+
Резерв квалифицированных ИТ-кадров + +
Низкая стоимость рабочей силы + +
Развитая телекоммуникационная инфраструктура, доступ к качественным и недорогим каналам связи +/- -/+
Способность к общению на английском языке + -/+
Опыт работы и прочная репутация + -/+
Развитая система сертификации по стандарту ISO 9000/ SEI CMM + -

«+» – имеется;

«–» – не имеется;

«+ –» – имеется, но требует совершенствования;

«– +» – имеется в зачаточном состоянии.

В начало В начало

Предпосылки развития экспорта программного обеспечения и ИТ-услуг в России

К числу благоприятных факторов, способствующих развитию экспортной отрасли производства программного обеспечения, относятся:

  • высокий уровень технической подготовки и образования,
  • значительный резерв квалифицированных кадров;
  • опыт работы со сложными и крупными проектами;
  • высокая производительность труда в ПО-отрасли;
  • наличие выдающихся талантов;
  • близость к европейской культуре;
  • выгодное местоположение и временные зоны;
  • относительно низкая стоимость рабочей силы;
  • наличие инфраструктуры.
В начало В начало

Факторы, сдерживающие развитие отрасли в России

Несмотря на то что Россия быстро развивается, существует ряд негативных факторов, снижающих ее конкурентоспособность на мировом рынке офшорных разработок программного обеспечения. К ним относятся:

  • несовершенная правовая и законодательная база;
  • неблагоприятный деловой климат, отсутствие бизнес-культуры;
  • политическая нестабильность;
  • ограниченный рынок капиталов;
  • недостатки системы ИТ-образования и подготовки кадров;
  • недостатки развития инфраструктуры;
  • недостаток опыта в управлении и организации процесса разработки ПО;
  • неразвитая система сертификаций по стандарту ISO 9000/SEI CMM;
  • языковой барьер;
  • культурные различия;
  • визовые ограничения;
  • проблемы маркетинга и др.

Наличие в России предпосылок для развития отрасли производства программного обеспечения и услуг создает перспективы для продвижения нашей страны на мировом рынке информационных технологий. Развитие экспортной ИТ отрасли позволит произвести экспортозамещение с невосполнимых сырьевых ресурсов на высокотехнологичный экспорт программного обеспечения и ИТ-услуг. Вместе с тем развитие отрасли сопряжено с решением целого ряда проблем как на уровне отдельных предприятий, так и в государственном масштабе. Опыт Индии наглядно демонстрирует, что при государственной поддержке задача создания отрасли производства программного обеспечения может быть успешно реализована. В основе индийского пути лежит курс на приоритетное развитие экспортной ИТ индустрии, создание благоприятных для отрасли инвестиционных, налоговых, административных и прочих режимов. Помимо этого, индийский путь – это путь создания особых свободных экономических зон, экспортных предприятий и технологических парков. У России есть уникальная возможность воспользоваться накопленным индийскими предпринимателями и государством опытом, тем самым значительно усилив позиции нашей страны на мировом рынке информационных технологий и создав предпосылки для дальнейшего развития внутреннего рынка.

Для решения проблем, стоящих перед всеми компаниями, которые занимаются офшорным программированием, была создана Ассоциация разработчиков программного обеспечения (Software Development Association, рабочее название проекта - "Российская ассоциация офшорного программирования"). Ассоциация призвана способствовать развитию российского рынка аутсорсинга и его интеграции в мировую индустрию разработки программного обеспечения. Подобно национальным ассоциациям других стран, ориентированным на аутсорсинг IT-услуг, например, чрезвычайно успешной индийской NASSCOM, Ассоциация призвана выражать интересы своих членов и отрасли офшорного программирования в целом.

Основные цели Ассоциации:

  • Развитие и содействие профессиональному росту отечественной индустрии аутсорсинга IT-услуг и разработки программного обеспечения, содействие ее выходу на конкурентоспособный, мировой уровень.
  • Формирование социальной, экономической, технологической и политической среды, способствующей развитию отечественной отрасли аутсорсинга IT-услуг и разработки программного обеспечения.
  • Выражение и защита коллективных интересов членов Ассоциации в рамках их профессиональной деятельности, связанной с разработкой программного обеспечения, а также утверждение цивилизованных форм работы и принципов здоровой конкуренции.
  • Влияние на выработку представительными и исполнительными органами власти Российской Федерации правовой, экономической и социальной политики, отвечающей профессиональным интересам членов Ассоциации, и содействие ее эффективной реализации.
  • Содействие повышению авторитета и влиятельности Ассоциации и привлечению в нее новых членов.
  • Содействие созданию за рубежом положительного имиджа отечественных IT-компаний и отрасли в целом.
  • Содействие членам Ассоциации в создании, сертификации и повышении эффективности структур по производству и сбыту программного обеспечения.
В начало В начало

Экспорт готовых программных продуктов на мировой рынок

Експорт готовых технологий и решений – наиболее прибыльный вид экспорта высокотехнологичных продуктов. По этому пути развития идут такие страны как Израиль, Финляндия (Nokia), Швеция (Ericson), Исландия (биотехнологические проекты), Норвегия, крупные индийские компании и другие страны.

Значительных результатов в этой области добился Израиль. В настоящее время он экспортирует готовые технологические решения на сумму более 13 млрд. долл. в год. Израильская индустрия насчитывает более 3000 компаний, 180 венчурных фондов, 30 инкубаторов. Из-за бурного роста и нехватки рабочей силы, Израиль вынужден прибегать к услугам офшорных компаний.

Подобная модель гораздо перспективнее офшорного программирования, однако для ее осуществления необходимы на порядок большие ресурсы. Для экспорта необходим хороший маркетинг, знание американского и европейского рынков, налаженные связи и организация продаж, а следовательно, и большие капиталовложения: крупные компании тратят на маркетинг и продажи 40-50% своих средств. Кроме того, необходимо вкладывать средства в исследования и разработки – минимум 10-15% от доходов фирмы.

В настоящее время Индия пытается наладить выпуск готовых продуктов для мирового рынка, однако значительных успехов пока не добилась. По данным Nasscom, в 1999-2000 году компании Индии вложили в средства в исследования и разработки в среднем по ПО-индустрии лишь около 3,4%, хотя и это заметный прогресс – в 1997-1998 финансовом году компании сектора в среднем тратили на эти цели 2,5%, этого не достаточно. Если сравнивать абсолютные значения этих сумм с затратами западных компаний, то можно увидеть, насколько эти цифры незначительны: расходы на исследования и разработки всего лишь одной крупной западной компании составляют миллиарды долларов, что больше суммарного дохода всех индийских производителей ПО вместе взятых. Например, бюджет исследований и разработок Microsoft в 7-10 раз превосходит весь доход Tata Consulting Services (TCS) – крупнейшей азиатской фирмы, а его расходы на продажи и маркетинг сравнимы с доходами от разработки программного обеспечения целых континентов. Если учесть, что лишь 1-5% из разрабатываемых продуктов бывают удачными и находят спрос, а также тот факт, что у индийских компании нет сложившихся широко известных торговых марок, то трудности, с которыми сталкиваются индийские компании на рынке экспорта готовых продуктов, становятся очевидными.

Подобные компании существуют и в России. К наиболее успешным можно назвать ABBYY,  Cybiko, «Лабораторию Касперского»,  ParallelGraphics, , EGAR Technology, и другие.

Для того чтобы узнать о специфике этого бизнеса, наш корреспондент встретился с президентом компании Cybiko Дэвидом Яном, а также с представителями российского офиса компании EGAR Technology.

В начало В начало

Cybiko

Интервью с Дэвидом Яном

КП: Ваша компания Cybiko – одна из наиболее известных компаний в России, которая создает высокотехнологичные продукты для западного рынка. Расскажите, пожалуйста, как родился этот проект, как он развивался и на какой стадии находится в настоящее время?

Д.Я.: Летом 1998 года у меня появилась идея очередного проекта. Она заключалась в том, что бы заставить карманные устройства, которые приобретают все большую популярность, «коммуницировать» между собой.

Чувствовалась потребность в технологии, которая позволит объединить карманные устройства в одну беспроводную сеть. Такая технология позволит карманным устройствам выйти на новый уровень а потенциальные пользователи с их помощью смогут решать больший спектр задач, в том числе и социальные (локальная коммуникация, знакомства, поиск друзей и т.д.).

После возникновения идеи, мы оценили потенциальные рынки, где подобное устройство может быть востребовано. Мы заказали исследования в 6 странах: Бельгия, Германия, Франция, Англия, США, Россия и оказалось что интерес к данной технологии очень большой. Проведенные исследования скорректировали наши представления о потенциальной аудитории, на которую должно было быть ориентировано наше устройство. Первоначально мы предполагали, что данная технология будет интересна людям 25–40 лет, однако выяснилось, что самый большой интерес проявляют подростки от 10 до 20 лет. Поэтому мы решили сфокусировать наши усилия именно на эту аудиторию.

После того как появилась определенность с целевой аудиторией и основными функциями, которые должен выполнять наше устройство мы начали его разработку. Первые деньги в проект были вложены моей семьей и компанией Abbyy. Первоначально команда разработчиков состояла из 10 человек. Постепенно она выросла до 40. Эта команда за 6 месяцев создала действующий прототип устройства. Разработка устройства началась в январе 1999 года, а 3 действующих прототипа появились в июне этого же года.

Созданные устройства имели радиочастотную часть, экран, клавиатуру, встроенную операционную систему и они могли взаимодействовать между собой.

Разработка шла очень быстрыми темпами, практически круглосуточно.

Сегодня продукция, выпускаемая компанией, выглядит так, как показано на рис

Рис. Внешний вид устройства

КП: Когда российская компания выполняет заказ на разработку программного обеспечения то техническое задание на проект она согласовывает или получает от заказчика. При этом заказчик точно понимает, как он будет использовать созданный продукт: будет ли он его встраивать в собственную большую систему или будет продвигать на рынке как отдельное приложение. В случае с Cybiko вы выступали и в качестве заказчика и в качестве разработчика. Кто же формулировал требования к будущему устройству, которое создавалось для западного рынка? Нужно же было очень точно сфокусироваться на вашей целевой аудитории и разработать то, что ими будет востребовано.

Д.Я.: Это очень правильный вопрос. Мы провели множество исследований, чтобы ответить на этот вопрос. Исследования показали, что подростки хотели бы иметь устройство, которое помогло бы им завязывать новые знакомства в их среде и содержало бы множество других развлекательных приложений. Для того чтобы воспользоваться функцией знакомство в коммуникатор нужно ввести информацию о себе, а так же о партнере, с которым ты бы хотел познакомиться. Как только подходящий человек окажется рядом, его и ваш коммуникатор обменяются соответствующей информацией. Если человек подходит заданным вами параметрам, то коммуникатор начнет вибрировать.

Кроме этого важной функцией для коммуникатора является чат, когда можно в классе или в школе свободно общаться с помощью коммуникатора. Еще одной функцией являются многопользовательские беспроводные игры, а так же все функции персонального органайзера: список дел, словарь, фразеологический словарь и др.

Так что функциональное наполнение мы определили из исследования, что касается внешнего вида, то мы выполнили несколько эскизов и проверяли на целевой аудитории какие эскизы больше подходят. С точки зрения ценовой политики то мы стремились сделать устройство как можно более дешевым.

Вопросы, связанные с внешним видом упаковки и продвижения на рынок, мы решили после того как был открыт американский офис. В этой работе активно принимали участие американские сотрудники, которые работали с фокус группами, общались и в результате получали информацию, на основе которой мы строили нашу стратегию.

К.П.: Не могли бы вы рассказать, как реализовать такой проект. Насколько я знаю это один из крупных и наиболее успешных проектов создания технологического продукта российской компанией для западного рынка. Предположим, что кто-то хочет построить что-то подобное и у него есть некоторые ресурсы. Что ему нужно делать дальше?

Д.Я.: Вопрос, который вы задали, очень не тривиальный. Наш проект – это самый типичный венчурный проект. На первом этапе развития есть только идея и нет ничего другого: ни людей, ни положительной истории, нет рынка, нет даже опыта что ты что-то подобное успешно делал раньше, приходится вкладывать собственные деньги. На втором этапе, должна появиться команда и понимание что рынок для твоего изделия есть. На третьем этапе появляется действующий прототип устройства, однако еще нет рынка, нет истории продаж, нет сильных менеджеров, которые смогут обеспечить эти продажи. После того как появляются первые продажи, компания выходит на этап планируемых инвестиций, которые просчитываются по определенным финансовым законам. На этом этапе у компании есть продукт, появилась история существования, есть продажи, есть прогнозы рынка. На основе этих данных можно разговаривать с потенциальными инвесторами.

Так что практически невозможно дать рецепты о том, как найти хорошую идею или как сделать первую команду. Многое зависит от везения, связей, кого ты знаешь в этой индустрии. Со многими людьми ты знаком лично, кого-то знают твои друзья, некоторые приходят к тебе по объявлениям или находят информацию о твоей компании через Интернет. Важно в каждый момент регулировать риски и понимать занимаешься ли ты безумством или ты занимаешься рисковым предприятием. Если ты занимаешься безумством, то весь проект построен только на абсолютной вере в себя и собственные силы, и ты не пытался искать что-то на рынке. Если ты приносишь первому инвестору, или самому себе как первому инвестору, понимание, что опросил потенциальных потребителей и не пытаешься домысливать их слова, а ты знаешь их потребности, и они тебе доказывают, что они будут покупать именно твое устройство по такой цене, а не возможные альтернативы, то это рисковый проект. Апробация идей на фокус-группах и исследования рынка – это попытка понять, что есть твой проект: безумство или некая интересное и разумное рисковое предприятие. Видов такого анализа очень много: анализ аналогичных предприятий в прошлом, анализ их успеха или проигрыша.

Если рассказывать о том, как это надо делать, – нужно очень критично относиться к тому, что ты придумал. Из 100 идей интересными окажутся только 1-2 идеи. На самом деле все уже придумано, и даже если 1 интересная идея из 100 предложенных, она уже тоже существует, но твоя задача повернуть ее так, как раньше ее никто не поворачивал. Не нужно думать, что то, что ты придумал, до тебя никогда не было.

Сначала кажется, что твоя идея абсолютно нова, но к ней стоит критически отнестись и узнать, какие заменители существуют. Выясняется, что люди не бездельничают и прекрасно живут без твоей идеи. Поэтому нужно понять, как ты собираешься завоевать их внимание своей новацией. Если ты решил, что ты можешь взвесить риски, и ты решил это сделать, совершенно очевидно, что прежде чем ты привлечешь в этот проект чужие деньги и наймешь команду профессионалов, ты должен инвестировать сам. Более того, если ты не сделаешь значительных вложений на первых стадиях, то никто не поверит, что ты серьезно занимаешься проектом.

КП: Как вы оцениваете, сколько в нашей стране должен вложить инвестор на первых стадиях проекта, что бы довести проект до некоторого уровня, на котором реально говорить о продаже пакета акций созданной команды следующему инвестору?

Д.Я.: Я думаю, что от 50 до 250 тыс. долл. в России должны вложить сами основатели бизнеса. Тогда, в принципе, можно ожидать, что  дополнительно к этому на втором-третьем этапе они смогут привлечь 1-2 млн. долл. Эти деньги обычно инвестируют хорошие знакомые (friends and family), которые давно знают организатора компании и доверяют ему свои деньги.

Инвестиции, полученные под руководителя компании, позволяют команде доработать продукт и сделать первые шаги на рынке. Для дальнейшего продвижения компания пытается привлечь инвестиции от венчурных капиталистов или институциональных инвесторов. Обычно эти инвесторы проявляют интерес к компании, когда уже есть отдача от построенного бизнеса.

КП: Можете ли вы назвать потенциально прибыльные технологические проекты, аналогичные Cybiko, в которые стоит инвестировать деньги?

Д.Я.: Сегодня не лучший момент для рискованных вложений в технологический бизнес. Сегодня во всем мире у всех производителей компьютерного оборудования одна проблема – это спад в индустрии. Это касается не только тех компаний, которые находятся на начальном этапе, но и у признанных лидеров, таких как Psion, Palm, Compaq и другие.

В текущих экономических условиях большинство людей очень консервативно смотрят на вложения в новые инновационные проекты. Стратегия большинства инвесторов заключается в том, что бы законсервировать развитие новых проектов и переждать.

Что касается длинной перспективы, то будет активно расти рынок мобильных устройств, которые будут объединять возможности мобильного телефона и компьютера. Бум приложений для Интернета завершился, и сейчас новое предощущение бума связывают с программным обеспечением для карманных устройств с мобильной связью, в том числе и для мобильных телефонов 3его поколения.

Насколько это бум оправдается и не окажется ли он пузырем так же, как Интернет, – пока сказать трудно.

Что касается традиционных платформ, то, по-моему, никаких революционных вещей здесь не произойдет. Известно, что upgrade настольных машин замедлился, программное обеспечение к существующим компьютерам уже очень не плохое.

В начало В начало

EGAR Technology

EGAR Technology – компания с головными офисами в Москве и Нью-Йорке, сферами деятельности которой являются разработка программного обеспечения, системная интеграция, комплексные решения в области финансовых технологий и электронного бизнеса, а также построение многофункциональных систем на основе Web.

Располагая собственной финансовой экспертизой, командой опытных аналитиков и менеджеров, EGAR Technology предлагает разработку сложных программных продуктов для банков и инвестиционных компаний. EGAR обладает уникальным опытом по созданию и сопровождению исторических информационных баз данных, инструментария для анализа финансовых рынков, их прогнозирования, алгоритмизации инвестиционных стратегий.

В компании активно развивается консалтинговое направление  в области электронного бизнеса – реализация и сопровождение электронных торговых систем b2b-b2c, систем работы с дилерами и поставщиками, разработка CRM-решений и  программного обеспечения для бизнес-анализа.

Интервью с президентом компании EGAR Technology Геннадием Иоффе

КП: Правильно ли я понимаю, что первоначально EGAR Technology выполняла заказы западных компаний, но со временем отказалась от подобной бизнес модели и вы вышли со своими продуктами на американский рынок?

Геннадий Иоффе: Нет. Когда компания начала свое существование, а было это в 1993 году, то основные концепции продуктов, которые предстояло создать, были разработаны в Америке. Руководство компании - специалисты, много лет проработавшие в технологических и финансовых организациях США, сформулировали, какие продукты будут востребованы американским финансовым рынком. На первом этапе и в России и на Западе существовали команды, которые занималась разработкой продуктов. В дальнейшем весь производственный отдел компании EGAR Technology перенесен в Россию. Сейчас в России ведется разработка всех программных продуктов, предлагаемых компанией как российском, так и на зарубежном рынках.

КП: Когда компания принимает решение о создании нового продукта, то спецификацию на него вы получаете от американских аналитиков, далее это реализует российский отдел разработок, а после этого американцы пытаются продвинуть продукт на рынок?

Г.И.: Почти так. Но менеджеры проектов, работающие в России, также принимают активное участие в постановке задач и их реализации, так как они имеют большой опыт разработки финансовых программных инструментов для западных рынков.

КП: Не могли бы вы рассказать о том, почему для вашей компании выгодно работать в России?

Г.И.: Что касается нашего бизнеса, то мы работаем здесь отнюдь не из-за разницы в оплате труда технического персонала. В среднем, в России технари имеют гораздо более сильную профессиональную подготовку, чем на западе. Если бы мы хотели в Америке разработать те финансовые продукты, которые мы сделали здесь, то мы бы не нашли нужного количества людей, которые бы могли за сопоставимые сроки выполнить требуемый объем работ.

Те российские специалисты, которые в нашей компании работают программистами, в западных компаниях переходят на более высокий уровень - менеджеров проектов и руководителей подразделений.

КП: Скажите пожалуйста, как формируются требования к новым продуктам, которые компания собирается разрабатывать? Как появляется прототип технического задания (proposal for future development)?

Г.И.: В компании существует подразделение финансовых бизнес-аналитиков. Они работают над тем, что бы формализовать запросы клиентов, отследить современные тенденции движения индустрии и сформировать требования к будущим продуктам.

После того, как установлен контакт с клиентом, бизнес-аналитики начинают с ним взаимодействовать, чтобы понять его требования. После этого они оформляют запрос для отдела разработки, в котором описаны потребности клиента. Отдел разработок готовит предложения по созданию решения, удовлетворяющего пожеланиям заказчика, и отсылает ему эти предложения для утверждения. После нескольких таких итераций описание проекта принимается обеими сторонами и начинается процесс разработки.

КП: Не могли бы вы коротко рассказать о требованиях к новым сотрудникам, приходящим в вашу компанию? Какими знаниями и навыками они должны обладать?

Г.И.: Поскольку наша компания занимается созданием специализированных финансовых инструментов для западного рынка, то у выпускников российских ВУЗов и специалистов опыта создания таких продуктов нет. Поэтому при приеме на работу мы обращаем внимание на такие достаточно общие качества, которыми должен обладать потенциальный сотрудник, как: коммуникабельность, умение работать в команде, умение достигать цели, стремление к профессиональному росту. Но основным критерием отбора все же является хорошее математическое образование, полученное в ведущих вузах страны, таких как МГУ, МФТИ,  МАИ, МИФИ, и другие. На базе хорошей математической подготовки и набора личных качеств мы достаточно быстро даем ему знания в области экономики и финансов.

Количество компаний занимающихся разработкой продуктов для зарубежных рынков в России невелико, и по оценкам представителей ведущих компаний ИТ, вряд ли стоит ожидать значительного увеличения их доли в общем объеме экспорта высокотехнологичных продуктов. Слишком велика цена успешного выхода на американский и европейский рынок.

КомпьютерПресс 1'2002