oldi

Русский софт — трудный путь на Запад

Александр Прохоров

Что экспортируется из русского софта?

  1. Лингвистический сегмент

    Распознавание текстов

    Машинные переводчики

  2. Системы защиты информации

  3. Мультимедийные продукты, cодержащие отечественные историко-культурные ценности

  Компьютерные игры

  Наукоемкие библиотеки

  Программы-утилиты

Как экспортируется русский софт

  Продажа за рубеж готовых пакетов программ (ПП)

    Экспорт коробочного ПП

    Продажа через Интернет

    ОЕМ-поставка

  Продажа лицензий на высокотехнологичные встраиваемые программные модули

    Софт, встраиваемый в программный продукт

    Софт, встраиваемый в полупроводниковые программно управляемые изделия

Работа на заказ

  Работа на заказ при сохранении части авторских прав за разработчиком

  Консалтинг зарубежных компаний в области ПО

  Работа на зарубежные центры разработки ПО, действующие в России

  Офшорное программирование

  Почему Россия уступает Индии в офшорном программировании?

Заключение

 

Ни для кого не секрет, что объем экспорта ПО из России пока, к сожалению, крайне мал. Продажа программного продукта в экономически развитые страны напоминает процесс перемещения вещества из области меньшей концентрации в область большей: для этого нужны огромные усилия. Объемы производства ПО в России сегодня примерно в 200 раз меньше, чем в Америке. Несмотря на это, в России существует целый ряд направлений разработки ПО, в которых отечественные производители выигрывают по техническим показателям у мировых конкурентов, успешно выходя на зарубежные рынки.

Что экспортируется из русского софта?

Традиционно сложилось несколько классов софта, в которых наши отечественные компании вышли на мировой уровень. Большинство из них относится к области прикладных программ, где уровень конкуренции с западными продуктами в нашей стране был минимальным. Это три направления, где проявляется отечественная специфика: лингвистика, защита информации (включая антивирусную) и мультимедийное направление на базе отечественных культурно-исторических ценностей.

Четвертое направление: компьютерные игры, в котором современные производители, наоборот, пытаются отойти от отечественной специфики и создавать игры, «узнаваемые» для западного пользователя. Пятое направление: это наукоемкое ПО, которое экспортируется для встраивания в изделия полупроводниковой промышленности. Шестое направление имеет весьма опосредованное отношение к софту, в целом его можно назвать экспортом рабочей силы или «мозгов» наших программистов.

В начало

В начало

1. Лингвистический сегмент

Очевидно, что задачи, применяемые к представлению и обработке русскоязычных текстов, в первую очередь решались российскими командами. Этот сегмент рынка включает четыре направления: распознавание текстов, словари, машинные переводчики и шрифтовое направление. Конкуренции нашим разработчикам в области русского языка западные фирмы составить не могут. И действительно, кто может создать наилучшее распознавание отечественных символов или оптимальные русские шрифты, если не наши российские компании! С лингвистическим и шрифтовым направлением связаны такие известные компании, заметные на международном рынке, как ParaGraph, Paratype, ABBYY, Cognitive Technologies, Paragon, «ПРОМТ», «Арсеналъ», «Медиалингва» — существенная доля экспорта готовых продуктов принадлежит именно этим компаниям.

В начало

В начало

Распознавание текстов

Это направление наиболее заметно на поле экспорта отечественных высокотехнологичных готовых продуктов.

Распознавание текстов, в свою очередь, делится на online-распознавание (оно представлено прежде всего компанией ParaGraph и компанией Paragon) и offline-распознавание (продукты компаний ABBYY и Cognitive Technologies). Подробную информацию об экспорте продуктов распознавания текстов можно найти в этом же выпуске в статье «Что умеет распознавать русский софт».

В начало

В начало

Машинные переводчики

В этом секторе необходимо выделить такие компании, как «ПРОМТ» (семейство программ-переводчиков PROMT — ранее Stylus) и «Арсеналъ» («Сократ»).

Компания «ПРОМТ» занимается разработкой систем машинного перевода, причем не только переводами с русского на европейские языки и обратно. В 1997 году компания заключила соглашение с французской фирмой Softissimo Sarl на совместную разработку переводчика с французского языка на другие европейские языки. За пределами России системы компании «ПРОМТ» продаются под торговой маркой Reverso/PROjectMT.

Совсем недавно, в ноябре 1999 года, французский компьютерный журнал «PC Expert» (www.pcexpert. tm.fr) провел сравнительное тестирование самых известных систем машинного перевода: Power Translator (компания Lernout&Haspie), Reverso/PROjectMT (компания «ПРОМТ» (www.promt.ru)), Systran (компания Systran) и Transcend (компания Transparent Language) для двух языковых пар (англо-французской и франко-английской). Было проведено обширное тестирование с использованием текстов по информатике, философии, медицине, юриспруденции, религии (использовались тексты из Библии). В ходе тестирования также переводились выдержки из художественных произведений (любовные романы и законы Мэрфи). Оценки системам перевода выставлялись по ряду параметров (таким как качество перевода, состав и качество словарей, способность систем к развитию и встраиванию в другие системы, а также скорость работы). Каждому параметру был присвоен весовой коэффициент, определяющий важность данного параметра. Так, качеству перевода как наиболее важному параметру был присвоен максимальный коэффициент, равный 4. В итоге система перевода Reverso/PROjectMT опередила своих конкурентов по сумме показателей практически на 30%. За высокое качество перевода и, как было сказано в рецензии, «за работоспособность, образованность и дипломатическую тонкость» система перевода Reverso/PROjectMT была отмечена наградой «Выбор редакции» журнала «PC Expert» (http://www.zdnet.fr/prod/bure/a0011306.html). Общую таблицу результатов тестирования можно найти на сайте компании «ПРОМТ» (www.promt.ru). Полные тексты тестирования можно посмотреть на сайте PC Expert (www.pcexpert.tm.fr).

Пример выхода на мировой рынок компании «Арсеналъ» с продуктом «Сократ»: ее совместная работа с американской компанией Ectaco — карманный лингвистический микрокомпьютер, в который встроена система машинного перевода «Сократ».

В шрифтовом направлении наиболее известна компания Paratype.

В начало

В начало

2. Системы защиты информации

Прежде всего необходимо сказать об антивирусном направлении. Оно, несомненно, тоже имеет отечественную специфику. «Лечить» наши компьютеры, выписывая «доктора» из-за рубежа, занятие дорогое.

В этом секторе работают две отечественные команды: «ДиалогНаука» и Лаборатория Касперского.

При этом первая в большей степени ориентирована на внутренний рынок, а вторая — на западный. Лаборатория Касперского впервые вышла на зарубежный рынок в 1994 году, когда компании Prokon Software и Howard Fuchs Electronik начали продавать немецкую версию программы AVP.

Сегодня антивирусы Касперского продаются в составе различных продуктов по всему миру. Ядро антивируса Касперского встроено в программные продукты целого ряда зарубежных компаний: Data Fellows (Финляндия), Vintage Solutions (Япония) и G-Data (Германия).

Более подробно об отечественных разработках в области антивирусных программ можно прочитать в статье, которая также опубликована в этом спецвыпуске и называется «Диалог о науке в «ДиалогНауке».

В данном секторе рынка необходимо отметить компанию «Элвис+», которая успешно продвигает на Запад продукты в области информационной безопасности — системы защиты рабочих станций и локальных сетей от несанкционированного доступа. Продажа продуктов этой компании за рубежом осуществляется под торговой маркой TrustWorks Systems. Здесь также уместно упомянуть российскую разработку в области шифрования и защиты данных — продукт BestCrypt компании Jetico.

В начало

В начало

3. Мультимедийные продукты, cодержащие отечественные историко-культурные ценности

Наибольший объем экспорта в этой области идет непосредственно с иностранными туристами, покупающими в России CD c виртуальными музеями, картинными галереями и т.д. Достаточно активно продажа подобных СD осуществляется посредством виртуальных магазинов в Интернете. Так, например, компания SPIRIT в 1996 году подписала соглашение с NEC Interchannel о лицензировании продукта CD-ROM Kremlin Guide for Windows, созданного московской фирмой Cominfo и музеями московского Кремля. Таким образом продукт появился в Японии.

В начало

В начало

Компьютерные игры

Говоря об истории развития данного сектора, нельзя не вспомнить о puzzles и не отметить всем известный Тетрис, который до сих пор продается по всему миру. Насколько мне известно, немалые лицензионные платежи приходили в Россию через отечественную компанию «Элорг». Кстати, создатель легендарной игры Алексей Пажитнов работает ныне в Microsoft, и недавно при его участии был выпущен продукт «Entertainment Pack: The Puzzle Collection», в котором использованы разработки московской фирмы «Мир Диалог».

Другая легендарная отечественная игра уровня puzzles — Color Lines отечественной компании Gamos тоже появилась за рубежом. При участии компании SPIRIT, которая выступила в роли агента, на основе игры Color Lines был создан продукт «Golly! Ghosts! Goal!», которая была лицензирована японской компанией Namco.

Были попытки использовать отечественные мотивы в компьютерных играх, для того чтобы привлечь западных потребителей, но, насколько я могу судить, особого успеха они не имели. Была, например, игра Crow (Ворона), которая вышла в издательствах сразу двух компаний «Никита» и Maddox Games. В ней были и Баба-Яга, и печка с Емелей, и щука... Она продавалась за рубежом, но в небольших объемах. К сожалению, это направление уступило другому: наши игры начали подстраиваться под зарубежного пользователя, под его запросы и менталитет. Примером такого подхода, например, является проект Private Wars, один из крупнейших в России, который делается исключительно для западного потребителя. В игре необходимо осуществлять миссии по промышленному шпионажу, диверсиям и даже киднэппингу. При этом нельзя не отметить высокое качество и скорость графики данного проекта.

Выполняет проект компания TS Group Entertainment, а поиск западного издателя и частичные затраты на финансирование проекта взяла на себя компания SPIRIT, являющаяся совладельцем компании TS Group. Другие видные проекты, которые только готовятся к изданию, но уже имеют высокий потенциал и известность в Интернете — это игра «Ил 2 Штурмовик» компании Maddox Games и Iron Strategy компании «Никита». Развивается проект HardTrack («Дальнобойщики») компании SoftLab NSK. Продажу в России этой игры осуществляет компания «1С», а за рубежом — компания «Бука»; вскоре появится новая версия данного симулятора — HardTruck 2 («Дальнобойщики-2»). Более подробно об этих игровых проектах можно прочитать в статье «Российские игровые проекты 2000 года» в данном спецвыпуске. Это направление активно развивается и имеет весьма высокий экспортный потенциал. Учитывая современные требования к скорости работы трехмерной графики и звуку, а соответственно, к математике, заложенной в ядро системы, можно сказать, что данное направление в какой-то мере тоже относится к области экспорта наукоемкого софта.

В начало

В начало

Наукоемкие библиотеки

Здесь необходимо отметить успешный экспорт отечественных разработок в области DSP — библиотек для факс-модемного направления, программных модулей и алгоритмов в области речевых технологий в области защиты информации, библиотек в области распознавания образов и жестов, софта для систем спутниковой навигации. Подробнее о последнем направлении можно прочитать в настоящем спецвыпуске в статье «Русский софт внутри GPS-приемников».

В начало

В начало

Программы-утилиты

В основном это сектор программ, которые распространяются в виде shareware. Здесь стоит упомянуть такие программы, как всем известный архиватор RAR Евгения Рошаля, его же разработку FAR, файловые оболочки DOS — навигатор Тануркова и его программу THE BAT. Среди крупных компаний, которые продают свои утилиты на Запад, можно назвать компанию Paragon, которая поставляет такие свои разработки, как PTS Advansed-BootManager, PTS Partition Manager и PTS-DriveBackup.

Успешно продаются на запад программы компании «Арсеналъ» для Интернета: offline-браузер «Диско Качалка», программа метапоиска в Интернете «Диско Искатель», программа оперативного слежения за изменениями WWW-объектов «Диско Наблюдатель».

В начало

В начало

Как экспортируется русский софт

На пути экспорта программного продукта есть два принципиальных варианта.

Первый — это продажа за рубеж готового программного продукта и второй — работа на зарубежного заказчика по контракту. Обычно первый вариант является более дорогостоящим.

Рассмотрим некоторые примеры экспорта ПО из России и выясним, какие направления наиболее перспективны для нашей страны.

В начало

В начало

Продажа за рубеж готовых пакетов программ (ПП)

Экспорт коробочного ПП

Здесь проблема заключается далеко не только и не столько в том, чтобы разработать хороший софт.

Хороший софт можно разработать и в Москве, и в Индии, и в Китае. Проблема состоит в том, что софт — это прежде всего продукт. Разработать что-то такое, что на голову выше всего остального на рынке, не удается никому. Конечно, бывают исключения, но они редки и погоды не делают. Разработать программный продукт (особенно если мы говорим о товаре, для которого уже есть широкий рынок) значительно проще, чем вывести его на рынок. Обычно вновь разрабатываемый продукт по своим потребительским качествам превосходит своих конкурентов на 10-20, максимум на 30%. Для того чтобы продвинуть такой товар на рынок, «растолкать» всех остальных так, чтобы вместо привычного продукта покупали твой, нужно вложиться в рекламу, нужно вложиться в «канал». При выходе на каждый новый зарубежный рынок необходимо производить локализацию, устанавливать линию «горячей» поддержки на местном языке и т.д. — все это в совокупности требует огромных денежных затрат. Мало у кого из российских производителей есть возможность инвестировать такие суммы. Конечно, наши компании пытаются выходить на зарубежные рынки путем поиска локальных партнеров, которые берут на себя часть издержек по выводу товара на рынок (и, соответственно, часть прибыли). Учитывая стремление местных компаний поддержать отечественного (местного же) производителя, выходить на зарубежный рынок нашим компаниям достаточно тяжело.

В качестве примера можно привести компанию STOIK Software, успешно продающую коробочный софт: ее программы для обработки изображений пользуются большим спросом и продаются в ряде европейских стран и даже в Японии. Например, японская компания NEC приобрела лицензию и выпустила полмиллиона копий продукта Picture Man под именем Picture Studio. STOIK занимает сейчас в России первое место по числу копий собственных продуктов, которые широко используют за рубежом.

Успехов в экспорте готового продукта достигли уже упомянутые компании, занятые разработкой программ распознавания печатных текстов, а также игровые компании.

Достаточно эффективно продается российское ПО в области углубленного анализа данных (data mining). Здесь можно привести пример экспорта пакета программ PolyAnalyst отечественной компании «Мегапьютер Интеллидженс».

Этот программный комплекс продается более чем в 30 странах мира. Он направлен на решение различных (и в том числе бизнес-ориентированных) задач, таких как анализ корзины покупателя, прямая направленная реклама, обработка социологических опросов и т.д. Среди пользователей программы такие гиганты, как Boeing, 3M, DuPont, Allstate Insurance, Carlson Marketing, Chase Manhattan Bank.

Конечно, это далеко не все примеры удачного экспорта коробочного софта из России, однако суммарный годовой объем этого бизнеса невелик и составляет по разным оценкам не более 5 млн. долл.

В начало

В начало

Продажа через Интернет

Продажа идет с той же самой страницы, что и реклама, а покупка осуществляется тут же после прочтения описания и просмотра демо-версии. Это бизнес только на первый взгляд кажется легким и не требующим никаких затрат. В Интернете находится такое море предложений, которые «распихивают» друг друга баннерной рекламой, что обеспечить устойчивый трафик на ваш сайт стоит определенных денег. Обеспечение надлежащей рекламы и поддержки товара также требует затрат. Лидером продаж через Интернет, по всей видимости, является Лаборатория Касперского — средний ежедневный показатель скачивания продукта с сайта Dowload.com достигает 500 копий. Лидерами продажи через Интернет являются все те же компании STOIK Software, Cognitive Technologies, ABBYY, «Арсеналъ», Paragon, «МедиаЛингва». При этом надо иметь в виду, что цифры большого количества скачиваний (300-400 копий в день) в основном относятся к версиям evaluation copy, а количество продаж может соотноситься с количеством бесплатных trial-версий в соотношении 1:50 или 1:100.

Второе место по количеству скачиваний, по данным Download.com, после антивирусных программ занимает компания STOIK Software, упомянутая выше. Получить информацию о новых продуктах этой компании и купить их можно по адресу (http://www.stoik.com/hobby).

Уже несколько лет с успехом продается через Интернет ПО новосибирской фирмы SoftLab NSK — DDClip (нелинейный редактор аудио/видео с расширенными аудиовозможностями в реальном времени) и DDTitle (система создания и редактирования титров). Эти продукты несколько раз попадали в десятку наиболее скачиваемых ПО с Download.com. DDClip используется, в частности, на радиостанциях BBC UK. Здесь же стоит упомянуть продукт Style Enhancer новосибирской фирмы N-Tonix — уникальное ПО для профессиональных музыкантов, распространяемое по сети Интернет.

В начало

В начало

ОЕМ-поставка

Более легким вариантом продвижения продукта на рынок является OEM-поставка, поскольку ваш продукт находится «внутри» другого товара и, соответственно, вместе с ним автоматически доходит до покупателя. Можно выделить четыре основных варианта OEM-поставок софта.

Поставка с компьютерами — здесь прежде всего необходимо упомянуть отечественные разработки по русификации различных платформ, в первую очередь компаний ParaGraph и Paragon.

Поставка со сканерами — в этой области известны соглашения компаний ABBYY c поставщиками сканеров Mustek, Microtech, Genius, Epson, Artec, Primax, Umax, Acer, Xerox, а также поставки системы CuneiForm компании Cognitive Technologies вместе со сканерами компаний Hewlett-Packard, Epson, Canon, Olivetti, Oki, Xerox.

Поставка в комплекте с компьютерными платами: здесь наиболее ярким примером являются продукты фирмы SoftLab NSK, поставляемые в составе программно-аппаратного комплекса «Форвард» (совместное производство с корейской фирмой Darim). Примечательно, что в областях профессионального телевидения (нелинейный монтаж, титрование, виртуальные студии, автоматизация эфира), для которых этот комплекс предназначается, существует достаточно жесткая конкуренция на мировом рынке. Именно уникальность примененных алгоритмов в сочетании с наукоемкостью позволяет успешно конкурировать подобным российским разработкам на мировом рынке. Правда, таких примеров немного. Так, на крупнейших профессиональных выставках NAB-99 и IBC-99, кроме SoftLab NSK, своих разработок под российским именем никто не представлял.

Поставка с игровыми автоматами. Интересный пример мало известной у нас компании из Минска, «Группа компьютерной мультипликации и анимации» под руководством Игоря Чеботько, которая разработала десятки компьютерных игр для своих европейских партнеров, встраивающих их в игровые автоматы.

В начало

В начало

Продажа лицензий на высокотехнологичные встраиваемые программные модули

Этот бизнес аналогичен продаже лицензии на новую технологию, которая в данном случае заложена в алгоритмы и программные коды. Обычно это продукт, в котором аккумулирована серьезная многолетняя школа. Зарубежному партнеру либо экономически выгоднее купить этот продукт в России, либо у него в принципе нет возможности реализовать данную технологию у себя. В этом случае у вас покупают лицензию, встраивают вашу технологию в свой программный продукт или в полупроводниковые изделия, продают их по миру и выплачивают «роялти» вам как владельцу технологии.

В начало

В начало

Софт, встраиваемый в программный продукт

В качестве примера можно опять-таки привести компанию Cognitive Technologies, которая лицензировала свой продукт компании CorelDraw для встраивания в модуль Corel Capture; компанию ABBYY, у которой есть контракты с Samsung, Suimitomo, Arkenstone, Archivista, NewSoft, OTG Software на встраивание ядра распознавания FineReader в OCR-системы этих фирм. А также Лабораторию Касперского, антивирусное ядро которой встроено в программы ряда зарубежных компаний.

В начало

В начало

Софт, встраиваемый в полупроводниковые программно управляемые изделия

Здесь можно перечислить следующие направления: спутниковая навигация, передача данных (факс-модемное направление), системы шумоподавления и фильтрации для мобильной телефонии, сжатие видео- и аудиоданных для передачи по линиям связи. Примером компании, занимающейся успешными разработками в этих областях, является компания SPIRIT, в которой функционируют лаборатории цифровой обработки сигналов, систем спутниковой навигации и распознавания жестов.

В начало

В начало

Работа на заказ

Здесь нет четкой классификации, однако, в принципе, можно выделить совместные наукоемкие проекты при западном финансировании и распределении прав собственности на создаваемый продукт; офшорное программирование, когда собственностью на продукт обладает только заказчик, а работа редко имеет исследовательскую часть; консалтинг зарубежных компаний; наконец, тот случай, когда коллективы, работающие в России, являются сотрудниками зарубежной фирмы. В этой ситуации уже трудно говорить об экспорте софта, так как не только программный продукт является зарубежной собственностью, но и сами программисты — зарубежными сотрудниками.

В начало

В начало

Работа на заказ при сохранении части авторских прав за разработчиком

Обычно это совместные проекты при западном финансировании и передаче разработанного программного продукта инвестору при распределении авторских прав. Такие проекты разрабатываются, например, исследовательскими институтами или частными коллективами, которые выполняют собственные исследования в различных предметно-научных областях.

Примером может служить система распознавания PrimaPage, заказчиком которой была компания Primax, а исполнителем — компания ABBYY. Авторские права на эту систему принадлежат ABBYY, в то время как сама система распространяется со сканерами Primax во всем мире. Часто вопрос сохранения авторских прав согласуется с уровнем цены: больше цена — меньше прав.

В начало

В начало

Консалтинг зарубежных компаний в области ПО

В нашей стране это достаточно ограниченный рынок. Подобные договоры возникают, когда западные софтверные компании прибегают к услугам российских компаний по вопросам организации бизнеса на российском рынке. По свидетельству президента компании SPIRIT Андрея Свириденко, его фирма оказывала консалтинговые услуги компаниям XEROX, Samsung и даже Microsoft. При этом надо отметить, что большинство услуг было оказано в период выхода данных компаний на российский рынок. Сейчас перспективы подобных заказов ограничены и имеют эпизодический характер.

В начало

В начало

Работа на зарубежные центры разработки ПО, действующие в России

Случай, когда западная компания открывает исследовательский центр, нанимая программистов, в принципе, не имеет отношения к русскому софту — так как отечественные программисты уже являются сотрудниками зарубежной компании, даже если в России они имеют только российских руководителей и общаются с западными офисами по сети.

Другое дело, когда при данном центре работает небольшое количество сотрудников компании, а остальные программисты являются сотрудниками российской фирмы или НИИ и работают с зарубежным центром по контракту. Это уже форма экспорта софта в виде работы на заказ. Данный пример еще раз показывает, что четкую границу в формах экспорта ПО иногда провести достаточно сложно.

Широко известен центр СПАРК-технологий, который компания Sun открыла в России еще в 1990 году и в котором велись работы в области разработки системного ПО. Intel имела в России более 100 разработчиков, которые создавали программные библиотеки для процессора Pentium и Pentium Pro.

«Эриксон» имеет штат разработчиков, которые занимаются разработкой программного обеспечения для связи мобильных систем с различного класса компьютерами. «Моторола» имеет штат разработчиков и завод в Петербурге, на котором создаются АТС различной мощности. Весь софт, который находится «внутри» данных АТС, был написан сотрудниками «Моторолы» в России. Nortel имеет большой отдел по созданию телекоммуникационных библиотек для своих продуктов. SPIRIT осуществляет проект по поддержке специального оборудования для телефонии.

SAMSUNG имеет отдел программистов «SAMSUNG Software Center».

В начало

В начало

Офшорное программирование

Офшорное программирование это работа в области разработки ПО или оказания услуг, выполняемая иностранным подрядчиком на заказ. Так как в целом ряде случаев эти заказы связаны с переводом данных старого формата в новый технологических стандарт (так называемая миграция данных), термин «офшорное программирование» часто отождествляют с рутинной работой, что не всегда справедливо. Поскольку основной объем работы компании, занятой офшорным программированием, связан с внедрением информационных систем, эту деятельность обычно характеризуют как оказание проектных услуг. По данным Института МакКинзи, в России наибольшая часть экспорта ПО приходится именно на офшорное программирование. По оценкам МакКинзи, 25% всех сотрудников отрасли ПО заняты в области офшорного программирования.

Если считать, что объем отрасли ПО в России составляет около 400 млн. долларов, то на долю офшорного программирования приходится около 100 млн., что совпадает с объемом экспорта софта из России, который называл президент SPIRIT Андрей Свириденко.

Наиболее эффективная форма организации процесса офшорного программирования (по мнению западных компаний) состоит в том, что представитель заказчика выезжает в страну разработчика для координации проекта, однако существуют варианты, когда представитель заказчика имеет только сетевой доступ к разработчикам (рис. 1).

Действительно, офшорное программирование — это вид экспорта программного продукта, при котором заказчику по некоторым причинам выгоднее разместить заказ за рубежом. В большинстве случаев исполнитель выступает как дешевая рабочая сила, которая используется на менее ответственных рутинных участках программирования, тестирования или модификации софта. Часто западные компании ищут офшорного подрядчика потому, что у них в стране за эту работу никто браться не хочет — работа мало престижная, дешевая (тогда как компания имеет только высокооплачиваемых специалистов, которым меньше 20 долларов в час платить нельзя, что бы они ни делали). В частности, достаточно большой объем финансирования приходится, например, на контракты, выполняемые в Индии по «проблеме 2000 года». Одна из задач в подобных проектах сводится к анализу миллионов страниц исходных текстов на языке Cobol на наличие некорректных обработок даты.

Обычно эти работы не подразумевают научного задела у исполнителя в конкретной предметной области, но требуют наличия четкой организационной структуры, сертифицированных исполнителей и менеджмента проекта с целью обеспечения качества кода и сроков поставки. По классификации IDC, данный вид деятельности не является разработкой пакетов программ, хотя провести четкую границу здесь иногда непросто.

Из вышесказанного ясно, что термин «офшорное программирование» приобрел для некоторых определенное негативное значение. При этом на данный вид деятельности и перспективы его развития в России разные эксперты смотрят по-разному. Как водится, те, кто относит свою работу к экспорту готовых программ и продаже лицензий на наукоемкие библиотеки, говорят, что заниматься в нашей стране офшорным программированием — это значит загонять талантливых русских программистов в жесткие рамки рутинного кодирования. Те же, кто хотя бы частично относит свою деятельность к офшорному программированию, вполне логично утверждают, что это серьезный бизнес, приносящий во всем мире огромные доходы, и нам нужно учиться правильно организовывать труд, а не заниматься программированием по принципу: «Я готов делать только то, что мне интересно, пусть за малые деньги»; этот принцип подходит для хобби, но не для работы!

На мой взгляд, каждая из этих точек зрения по-своему справедлива. Никто не мешает делать работы на заказ в пределах некой предметно-научной области. Наши коллективы, которые предоставляют услуги по офшорному программированию, обычно имеют высокий уровень в ряде предметных областей и предлагают разработки в рамках своей узкой специализации. Часто в таких компаниях существует несколько групп, которые ведут собственные исследования, имеют права на ряд технологий и при этом в данных и смежных областях предлагают работу на заказ. Это можно назвать высокотехнологичным офшорным программированием.

Вице-президент компании VTD Анатолий Гавердовский рассказывает о том, как хорошая организация труда позволяет его коллективу выходить на жесткий американский рынок с довольно крупными офшорными проектами.

КомпьютерПресс: Анатолий, скажите пожалуйста, сколько разработчиков трудится в вашей компании?

А.Г.: В штате VDI работают более 200 специалистов, включая разработчиков.

КП: Такая крупная компания, но о вас не так уж часто пишут в нашей компьютерной прессе…

А.Г.: Мы не ставим перед собой задачу, чтобы о нас писали в России.

КП: Как же ваши зарубежные заказчики, например, в Америке общаются с разработчиками?

А.Г.: Каждый американский клиент, который обращается в компанию VDI, имеет возможность вообще не общаться с нашими разработчиками. Он может связаться с менеджером, который находится не в России, а непосредственно в США. И мы считаем, что это единственно правильный путь организации труда: мы привлекаем технических специалистов с американского рынка труда и платим им большие деньги. У клиента, таким образом, не только не возникает коммуникационных проблем, но он практически не замечает, где происходит выполнение его заказа. Если клиент не выскажет такого пожелания, то с заокеанскими исполнителями он вообще может не общаться.

КП: Зарплата российских разработчиков примерно известна. А сколько приходится платить вашим американским менеджерам?

А.Г.: Это достаточные деньги для того, чтобы они не ушли в соседнюю американскую компанию.

КП: А что представляет собой менеджер в Америке, к которому приходит американский заказчик?

А.Г.: Мы называем эту позицию TAM — Technical Account Manager. Это человек, который одновременно является и высококлассным техническим специалистом и экономистом.

КП: В чем задача такого менеджера?

А.Г.: Задача в том, чтобы требования клиента были удовлетворены во всех аспектах. Необходимо связываться с клиентом не реже раза в неделю, выяснять все его проблемы и держать его в курсе графика выполнения работ. Конечно, за спиной такого менеджера стоят руководитель проекта: прожект-менеджер, руководитель группы разработчиков и целый штат менеджеров и разработчиков. При этом клиент при желании может побеседовать с отдельными разработчиками — все они не только владеют английским, но и рады пообщаться с заокеанским клиентом.

КП: Какие же шаги обычно сопровождают процесс разработки?

А.Г.: Проект начинается с того, что к нам обращаются с заказом. Обычно его составляет сам заказчик, но мы также предоставляем услуги по формированию такого документа. В нем содержатся требования к программному продукту и сроки исполнения. Затем в течение двух дней VDI готовит ответ на запрос со сроками и условиями исполнения заказа. В документе также прописаны предполагаемые объемы контракта, ограничения, возможные риски и т.д. После этого обычно клиент высылает подтверждение и начинает общение с локальным Technical Account Manager. Далее формируется техническое задание, которое тоже подписывается заказчиком, после чего начинается выполнение заказа.

КП: Как происходит контроль и тестирование?

А.Г.: По желанию клиента разрабатываемый код может предоставляться каждую неделю и даже чаще. Еженедельные встречи с заказчиком организуются на месте, удобном для клиента. Далее устанавливается и согласуется план альфа- и бета-тестирования.

КП: Можно ли сказать, что ваша услуга состоит в том, что вы предоставляете разработчиков своему западному клиенту?

А.Г.: Мы предоставляем не просто разработчиков, а организацию из разработчиков — это совсем разные вещи!

КП: Важный вопрос: кому принадлежит код?

А.Г.: Обычно, если не оговорено иначе, код принадлежит заказчику.

КП: Пожалуйста, приведите в пример какой-нибудь из ваших последних проектов…

А.Г.: Система управления документами «Power Docs» — 100 000 инсталляций в США.

КП: Какие наиболее заметные наши коллективы занимаются офшорным программированием?

А.Г.: Я бы назвал, кроме нас, компании SPIRIT, RekSoft, ArkadiaSoft.

В начало

В начало

Почему Россия уступает Индии в офшорном программировании?

Казалось бы, Россия с ее космической программой, научной школой и талантливыми программистами, наличием сравнительно дешевой рабочей силы в этой области, должна была бы экспортировать не меньше софта, чем Индия.

При этом общеизвестно, что приглашенные за рубеж российские специалисты имеют рейтинг не ниже, а выше, чем индийские. И при этом, по разным источникам, в Индии экспорт составляет от 1 до 2 миллиардов долл., что как минимум на порядок больше, чем из России!

На рис. 2 видно, что количество соглашений о партнерстве с зарубежными компаниями в России находится на том уровне, на котором Индия была в 1985 году. Сегодня эта цифра примерно в 200 раз меньше, чем в Индии.

В чем же причина такого явления?

Видимо, первая причина все-таки историческая и состоит в длительной закрытости наших технологий для Запада десятилетие назад и, соответственно, в отсутствии привычных каналов общения. Вторая причина — языковой барьер, который все еще трудно преодолеть. Третья причина (не последняя по значимости) заключается в отсутствии у нас школы организации больших программистских коллективов и оторванности нашего программирования от международных стандартов. На рис. 3. показано сравнение количества компаний, имеющих сертификацию по международным стандартам, в Индии и в России.

В начало

В начало

Заключение

Общий объем экспорта из России невелик и составляет, по разным данным, от 5 до 10% от соответствующих показателей в Индии. Большая часть экспорта софта из России осуществляется в виде офшорного программирования — около 90%. В этом секторе заняты тысячи мелких коллективов, которые ведут сравнительно мелкие проекты по заказу зарубежных партнеров. Отсутствие крупных организаций и опыта управления крупными коллективами программистов тормозит рост офшорного программирования. Экспорт готовых пакетов программ не велик (не более 10 млн. долл.) и приходится на лингвистический софт (программы распознавания, переводчики), антивирусный, игровой. В объеме поставок высокотехнологичного наукоемкого софта для встраивания в полупроводниковые изделия наибольшую долю занимает DSP-soft, включая направление спутниковой навигации, речевое и факс-модемное направление.

КомпьютерПресс 12'1999