Стратегия развития Intel

На протяжении всего прошлого года в адрес компании Intel раздавались упреки, что процессоры Intel менее производительные, чем их конкуренты, и что очередной виток гонки производительности Intel проиграла компании AMD. В немалой степени этому способствовала и позиция AMD, которая, дабы подлить масла в огонь, то затевала очередное судебное разбирательство против Intel, то вызывала компанию «на дуэль», то на всех углах провозглашала свои процессоры самыми производительными. Однако, невзирая на все усилия AMD, компания Intel категорически отказывалась замечать присутствие конкурента на рынке и тем более вступать с ним в борьбу. Чтобы прояснить позицию Intel, мы попросили ответить на наши вопросы специалиста компании Intel по применению продукции Всеволода Предтеченского.

Итак, мы предлагаем вниманию читателей КомпьютерПресс эксклюзивное интервью с Всеволодом Предтеченским.

КомпьютерПресс: Что касается сегмента процессоров для настольных систем, то прошедший год для корпорации Intel трудно назвать успешным. Говоря о соперничестве в этом сегменте Intel и AMD, следует откровенно признать, что пальма первенства в 2005 году принадлежала компании AMD. И чтобы с самого начала внести ясность и расставить все точки над «i», поясним, что имеется в виду. Если сравнивать производительность сопоставимых по цене процессоров Intel и AMD для ПК, причем проводить сравнение не по результатам какого-либо отдельно взятого приложения, а в целом, по совокупности различных приложений, то более производительными окажутся именно процессоры AMD. Какова же, на ваш взгляд, основная причина такого отставания компании Intel?

Всеволод Предтеченский: Вероятно, можно дискутировать по поводу формулировки вопроса о том, что есть сравнимые по цене процессоры, если покупается все равно система целиком и, например, выигрыш в производительности процессора может быть завуалирован несбалансированностью конфигурации ПК в целом. Собственно, у меня нет уверенности в том, что я согласен с утверждением, заключенным в вопросе. Я часто слышу мнение, что, мол, сегодня производительности любого процессора достаточно для решения всех моих задач. Не замечать этого для Intel означает потерю клиентов. Производительность — параметр не единственный и далеко не всегда главный. Как, впрочем, и цена.

Рынок настольных ПК растет значительно медленнее, чем рынок ноутбуков и серверов. Почему? Компьютеры стали потребительским товаром, и это все более очевидно. Компаниям все сложнее зарабатывать деньги на продажах компьютеров — тоже факт. Что делать? Как этому поможет наращивание производительности процессора? А никак. Наше решение — отказаться от серых коробок с очень быстрым и не очень востребованным «мозгом» в пользу моделей, позволяющих людям делать что-то новое и полезное, что им может понравиться, и предложить проголосовать кошельком. На наш взгляд, это выигрышная стратегия.

 

 Всеволод Предтеченский

Всеволод Предтеченский

Но мне хотелось бы рассмотреть эту тему в другом аспекте — с точки зрения стратегии компании Intel в 2005-2006 годах.

Для стратегии Intel в 2005 году были характерны два фактора. Они были озвучены в конце 2004 года президентом компании Полом Отеллини, и сегодня можно сказать, что на протяжении всего последующего времени Intel их последовательно придерживалась и придерживается.

Первый фактор — платформизация. Мировой опыт работы Intel на рынке высоких технологий подсказывает нам, что пришло время, когда покупателей компьютеров перестало волновать, процессор или видеокарта какой компании установлены внутри — важно, как они решают задачи, для которых приобретается компьютер. Поэтому, например, для офисного пакета в малом бизнесе подойдет одна конфигурация, в корпоративном секторе, для организации с десятками тысяч компьютеров и требованием их быстро установить, запустить и использовать, а не свалить на склад, победу одержит другая, в домашнем видеоцентре для просмотра DVD, воспроизведения качественной музыки и просмотра фильмов, скачанных из Интернета, оптимальной окажется третья. И во всех этих случаях производительность процессора не будет определяющим фактором, который способен повлиять на решение о покупке. К чему это привело в технической политике Intel? К тому, что мы пытаемся проектировать не отдельные компоненты, например процессоры, а целые наборы согласованных программных и аппаратных компонентов, называемые платформами, оптимизированными для решения конкретных классов задач в рамках предполагаемых моделей использования, — по аналогии с продажами ноутбуков под брендом Centrino. Вот простой пример: SATA-жесткие диски с Native command queuing могут работать быстрее, чем обычные SATA-диски, но только при условии, что этот режим поддерживает чипсет, драйвер и операционная система. Чипсет Intel 945 Express поддерживает данный режим, а программное обеспечение Intel Storage Manage позволяет установить и включить его поддержку в операционной системе, воспользоваться различными уровнями RAID для дополнительного ускорения работы и убедиться, что все корректно работает. При отсутствии любого из перечисленных компонентов эта полезная технология останется лишь красивым лозунгом. В современных компьютерах от работы дисковой подсистемы зависит подчас больше, чем от других компонентов, поэтому выпуск такого набора технологий является при анонсировании веским аргументом для специалистов и пользователей, и уже потом, спустя время, эти технологии становятся стандартной частью других предложений. И таких примеров много: IOAT для серверов, IAMT для крупных корпораций, чипсет Intel 975 для тех, кому нужны две графические карты с интерфейсом PCI Express и пр. Насколько успешна эта стратегия? По финансовым показателям Intel в этом году поставила очередной рекорд — мы не только произвели продукции больше, чем в прошлом году, но и продали ее. Пришлось даже отказаться от производства ряда популярных продуктов — компонентов платформ, отдав эту часть рынка партнерам по экосистеме. Безусловно, рынок продемонстрировал долгожданное оживление и рост, но в сложившихся условиях ориентация на платформы была стратегически выигрышным ходом, и мы эту возможность использовали, на наш взгляд, полностью. Поэтому оценка успеха компании, основанная на чистой производительности последнего поколения ее процессоров, — устаревшая и надуманная, что вызывает сожаления. Как говорил выдающийся канадский хоккеист Уэйн Грецки: «Хороший игрок не спешит за шайбой — он спешит в то место, где шайба еще только окажется...». На этом правиле — спешить туда, где рынок еще только возникает, — и основывается успех Intel, и пока эта стратегия компанию не подводила.

КП: То есть конкурентоспособность процессоров Intel и их производительность — далеко не одно и то же? Означает ли это, что компания Intel и не пытается соревноваться в производительности со своими конкурентами?

В.П.: Второй фактор стратегии Intel, озвученный в конце 2004 года президентом компании Полом Отеллини, — это отказ от производительности как единственного критерия, используемого для сравнения микропроцессоров, и отказ от частоты как единственного средства наращивания производительности в рамках даже одного семейства, а также переход на многоядерные процессоры во всех сегментах. Мы не повышаем тактовую частоту старших процессоров семейства Prescott уже в течение почти года, несмотря на то что они прошли через несколько внутренних степпингов и стали холоднее. Даже в рамках существующих степпингов процессоров Prescott и пакетов теплорассеяния мы могли бы уже сегодня, ничего не меняя, выпустить процессор с тактовой частотой 4 ГГц. Этот факт у оверклокеров не вызывает сомнений, и все, кто работает на рынке компьютерных технологий, скажут, что это был бы сильный маркетинговый ход. Четыре — красивое число, а числа подкупают. Однако в Intel считают, что в рамках провозглашенной стратегии отказа от частоты и производительности как от определяющего фактора при сравнении и покупке, это был бы крайне негативный сигнал для рынка, поэтому пока такой продукт выпускать мы не собираемся. Не планируется он и при переходе на более совершенную 65-нанометровую технологию, хотя и двухъядерный процессор Pressler, и одноядерный Cedar Mill, которые будут выпускаться по 65-нанометровому техпроцессу, являются разновидностями все той же, ставшей уже классической, архитектуры Netburst. При разработке архитектуры Netburst планировалось, что процессоры смогут работать на частотах, превышающих 5 ГГц, и, вероятно, при достаточном уровне технической и финансовой настойчивости смогли бы преодолеть и этот рубеж. Но в ходе работы мы пришли к новой парадигме проектирования микропроцессоров в расчете на получение максимума производительности.

КП: Чем вызвана необходимость перехода на новую, двухъядерную архитектуру процессоров? Ведь потенциальные возможности одноядерной архитектуры исчерпаны еще не до конца…

В.П.: Повышать производительность старыми методами становится все дороже и неэффективнее. Это осознают все игроки на рынке — сегодня все делают мультиядра, и мы в этом вопросе не самые умные. Если кому-то это неочевидно — завтра он рискует оказаться аутсайдером.

Принципиальным для Intel стало осознание факта, что если сейчас, даже при современной технологии и сегодняшней площади кристалла, делать на нем не одно ядро класса Prescott, а разместить четыре ядра класса Coppermine (семейство процессоров Pentium III), которые на базе современной технологии займут ту же площадь, то они дадут не только ту же себестоимость процессора, но и вдвое большую пиковую производительность. Удельная производительность в пересчете на ядро — в два раза ниже, производительность на сокет — в два раза выше. Почему бы не делать такие процессоры сегодня? Проблема в том, что большинство современных программ и операционных систем написано в предположении, что внутри настольного компьютера работает один процессор с одним ядром. Результаты первого же расширенного бенчмаркинга — процессор безнадежно отстает на сегодняшних тестах. Современные операционные системы частично помогают разрешить противоречие с многоядерностью, запуская различные процессы на разных ядрах. Но по-настоящему выигрыш можно будет ощутить только при изменении подхода к программированию вообще и парка программного обеспечения в частности.

Конечно, можно наращивать мощь одного ядра современными средствами — за счет более совершенных кэшей, конвейеров, алгоритмов предсказания, за счет увеличения внутреннего параллелизма и количества исполнительных устройств, за счет усовершенствования шинных блоков и алгоритмов предвыборки, — но расчеты и опыт реализации показывают, что при увеличении площади кристалла вдвое максимальный прирост производительности составляет 10-20%. При механическом же увеличении количества ядер пиковая производительность вырастет в два раза. Поэтому перспективу в компании Intel видят в создании процессоров, состоящих из большого количества маленьких ядер. И вопрос для Intel заключается только в том, как сделать такой переход наиболее естественным. В связи с этим мы наметили для себя три задачи:

  • поскольку процессоры стали слишком горячими, то наша стратегия — ограничить и постепенно снижать пакеты теплорассеяния для процессоров, применяемых в массовых настольных системах для корпоративного и домашнего применения, исключая, пожалуй, только экстремальный сегмент;
  • в процессорах должны появляться новые аппаратные технологии, открывающие пользователям новые возможности. Например, технология виртуализации VT позволит смотреть DVD или Internet-TV на экране телевизора без необходимости загружать полноценную операционную систему и параллельно работать, скажем, с офисными приложениями на экране монитора. Двухъядерный процессор сделает такую работу полноценной;
  • покупка многоядерной системы вместо одноядерной для пользователя должна стать выгодной. Когда люди приобретут большое количество многоядерных систем, возникнет спрос на программы, умеющие использовать многоядерность, и произойдет лавинный рост рынка. Решения Intel в сегменте многоядерных процессоров показывают вполне конкурентоспособные результаты по производительности в приложениях, оптимизированных под многопроцессорность, по сравнению со сходными по цене одноядерными процессорами. Но стратегия наша заключается все же не в битве за производительность. Сегодня основные закупки процессоров Intel лежат в сегменте 3-3,2 ГГц. Наши младшие модели двухъядерных процессоров давно стоят дешевле 250 долл. при закупке у Intel, поэтому уже сегодня клиент может купить за те же деньги либо одноядерный процессор, либо двухъядерный со сравнимой производительностью.

Главные же критерии при разработке нового ядра следующие:

  • сделать новое ядро холоднее — это должно существенно облегчить создание тихих компьютеров для дома и офиса;
  • сделать новое ядро многоядерным, что должно помочь ускорить переход к использованию многопоточности и многозадачности в программах;
  • сделать новое ядро более быстродействующим, чем предыдущее, на типовых однопоточных задачах — при прочих равных условиях это должно положительно повлиять на решение о приобретении ПК конечным пользователем;
  • сделать новое ядро экономически эффективным, сохранить преемственность ценовой политики — этому должна способствовать новая 65-нанометровая технология. По внедрению 65-нанометровой технологии мы, кстати, опережаем всех ближайших конкурентов, а коммерческие поставки конечным пользователям ожидаются в самом начале 2006 года;
  • добавить в новое ядро новые технологии платформенного уровня и получить работающие решения платформенного уровня на их основе, что обеспечит спрос на новые процессоры;
  • ориентироваться в сфере маркетинга не на покупателей процессоров, а на покупателей платформ.

Резюмируя свои ответы на ваши вопросы, отмечу: конкуренция — это движущая сила любого рынка, однако свою задачу Intel видит не в битве с конкурентами, а в борьбе за покупателя, за его предпочтения. В силу разных причин зачастую мы оказываемся в плену у навязанных нам критериев, которые иногда полезны, иногда — не очень, но их переосмысление всегда дается с трудом. Мы знаем, как проектировать микропроцессоры, поэтому продолжать провозглашать производительность микропроцессора в качестве главного критерия при выборе системы нам было бы очень выгодно. К сожалению или к счастью, но в какой-то момент приходится пересматривать свои подходы и критерии. В борьбе за покупателя мы пытаемся понять, что же нужно нашим клиентам, что должно сделать успешным их бизнес, приятными их развлечения, что привлечет их в наших продуктах и создаст спрос на наши технологии. На этом пути у нас есть видение, стратегия, ресурсы и возможности, которые мы постараемся реализовать.

Надеюсь, что в данном интервью мне удалось прояснить нашу точку зрения — мы ее придерживаемся и не скрываем. А кто прав — рассудят пользователи, применяющие современные технологии в своей деятельности. В заключение я хотел бы поблагодарить всех, кто выбрал продукцию Intel. Надеюсь, что у них нет и не будет причин для разочарования в нашей компании и ее продуктах. Хотелось бы пожелать успехов всем настоящим и будущим пользователям продуктов компании Intel и самой компании Intel на ее нелегком и не всегда очевидном пути, а также читателям журнала КомпьютерПресс!

КомпьютерПресс 1'2006

Наш канал на Youtube

1999 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2000 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2001 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2002 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2003 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2004 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2005 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2006 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2007 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2008 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2009 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2010 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2011 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2012 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
2013 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Популярные статьи
КомпьютерПресс использует