Джастин Раттнер: «Я не считаю себя фантастом»

25 июля Санкт-Петербург посетил Джастин Раттнер, генеральный директор корпорации Intel по технологиям. Пресс-служба Intel в России и других странах СНГ организовала для представителей СМИ круглый стол, на котором Джастин Раттнер ответил на многочисленные вопросы.

— 24 августа Intel и Nokia заявили о создании совместного центра разработок в Финляндии. Что это даст обеим сторонам?

— Мы решили объединить наши усилия для совместной разработки технологий трехмерного изображения, более удобных интерфейсов пользователя и новых приложений. Не стоит забывать, что мы живем в трехмерном пространстве, а дисплеи компьютеров заставляют нас принять их ограничения и условности, и мы вынуждены существовать в двумерном мире. Совсем скоро появятся 3D-игры. Но возможности трехмерных интерфейсов гораздо шире, чем просто сфера развлечений, — это настоящий прорыв во всех сферах жизни человека. Сейчас трудно сказать, в каком именно году всё это появится в реальных устройствах, потому что пока мы только приступаем к совместным исследованиям в этой области. Вот что важно: мы переходим от концепции разработки устройств, основанной на возможностях технологий, к принципу, который базируется на потребностях пользователей.

 

Рисунок

— Не считаете ли Вы, что архитектура х86 уже исчерпала себя логически и что­то более новое должно прийти ей на смену?

— Я так не думаю. Сегодня х86 в отличной форме. В 2005 году глава нашей компании Пол Отеллини (Paul Otellini) заявил, что через 5 лет производительность процессоров возрастет в 10 раз и во столько же раз снизится их энергопотребление. Но этих показателей удалось добиться гораздо раньше — к 2008 году. Процессоры Intel Atom демонстрируют рекордно малое энергопотребление, а Nehalem — рекордную производительность, и всё это с применением x86. В последующие 10 лет эта тенденция сохранится, и мы будем делать процессоры на порядок более мощные и экономичные.

Сохранять данную тенденцию нам позволяет то, что мы делаем лучшие транзисторы на этой планете. К тому же мы научились экономить электричество на уровне не только процессора, но и других аппаратных компонентов, а также с помощью программ.

Сегодня мы вместе с Nokia активно разрабатываем новую операционную систему для мобильных устройств MeeGo с открытым исходным кодом, поскольку хотим быть уверенными, что все возможности оборудования используются максимально эффективно.

Я абсолютно уверен в том, что архитектура х86 останется самой распространенной. Мы столько раз доказывали ее гибкость и мощь, что она чувствует себя сегодня предельно комфортно.

Я рассказал о производительности и энергопотреблении, но есть еще и третья ось развития архитектуры — безопасность. Хочу заявить, что в ближайшие пять лет на этом направлении нас ждут совершенно революционные перемены. Будет полностью устранена возможность работы вредоносного ПО на наших чипах. И атаки злоумышленников, которые сегодня буквально терроризируют пользователей Интернета, будут блокироваться на аппаратном уровне. Это важно, потому что можно взломать операционную систему и любое приложение, но взломать устройство можно только механическим инструментом.

— Очевидно, этот мотив стал главным при решении вопроса о приобретении компании McAfee?

— Конечно. Мы хотим встроить функцию обеспечения безопасности в архитектуру наших процессоров в ближайшие пять лет и для решения этой проблемы привлекаем лучших экспертов в данной области. А McAfee — прос-то кладезь специалистов. С их помощью мы сможем осуществить революционный прорыв в деле защиты информации от несанкционированного доступа и обезопасить десятки миллионов наших пользователей и миллиарды устройств.

— Два года назад на Форуме для разработчиков (Intel Developer Forum) Вы говорили о том, что к 2050 году возможности компьютеров сравняются с возможностями человеческого мозга. Не изменился ли Ваш прогноз?

— Я говорил, что возможности искусственного интеллекта сравняются с возможностями человеческого мозга, а это не одно и то же. Это вовсе не означает, что мы сможем построить мозг из транзисторов. Я никогда не считал, что искусственный интеллект будет по своему строению похож на человеческий. Птицы летают не так, как самолеты, созданные человеком, и рыбы плавают иначе, чем корабли. Искусственный интеллект будет строиться на других принципах, нежели человеческий, но по своим возможностям они сравняются, и это произойдет, пожалуй, раньше, чем мы сегодня предполагаем.

Дело в том, что два года назад мы праздновали 40-летие Intel, поэтому я и пытался заглядывать именно на 40 лет вперед. Но электронные устройства будут становиться умнее и умнее буквально в ближайшие годы. Ваш электронный помощник будет определять, где вы находитесь, и соотносить местоположение с вашим рабочим расписанием, календарем дел и встреч. Он сможет выдать такой совет: «Вам надо вылетать из Шереметь­ево через 4 часа, на маршруте серьезные пробки, поэтому имеет смысл выезжать уже сейчас». И таких функций искусственного интеллекта в электронных устройствах будет становиться всё больше, а вы будете всё больше полагаться на их помощь.

— Значит ли это, что компьютеры начнут осознавать себя личностями?

— Очень хороший вопрос. Нынче очень популярны социальные сети, и в них компьютер порой может выполнять некоторые функции от имени владельца. Компьютеры всё чаще общаются друг с другом. По сути, это уже осознание себя в какой­то степени личностями, пусть и на примитивном уровне. Это предвестник возникновения сообщества компьютеров. Но более серьезный уровень осознания ими себя как личностей — это сфера научной фантастики, а я не считаю себя фантастом.

— Расскажите, как лаборатории Intel сотрудничают с университетами.

— В различных странах это происходит по-разному, но всегда с обоюдным удовольствием и выгодой. Конкретная модель зависит от различий в принципах финансирования университетов. В Европе, к примеру, принят собственный принцип, сильно отличающийся от американского. А что говорить о Китае и Индии! Мы стараемся вписать наши исследования в систему исследований и разработок, принятую в конкретном университете конкретной страны. Но всегда готовы предложить университетам разработки по самым интересным и продвинутым темам. Ранее мы пытались давать гранты на решение ближайших исследовательских задач, но затем пришли к выводу, что лучше сотрудничать на 10-летнюю или даже более отдаленную перспективу. Тем не менее у нас остаются программы индивидуальных грантов в таких сферах, как визуальные компьютерные среды и параллельные вычисления, — их получают университеты в Германии и США.

— А как сейчас Intel взаимодействует с университетами России?

— Во время моего нынешнего визита мы как раз активно обсуждали это. Очень важно, что российское правительство сейчас принимает действенное участие в развитии высоких технологий. Создается аналог Силиконовой долины — проект «Сколково». Наш прежний руководитель Крейг Барретт входит в его Наблюдательный совет. Я уверен, что у этого проекта большое будущее.

 

В начало В начало

КомпьютерПресс 9'2010