oldi

Время перемен в ИT-индустрии

В середине февраля наш корреспондент встретился с директором по развитию бизнеса компании iconBIT Александром Курило, который рассказал о развитии рынка планшетов и глобальных изменениях, происходящих сейчас в ИT-индустрии.

КомпьютерПресс: Существует множество мнений относительно места планшетов в экосистеме цифровых устройств. Одни склонны считать их лишь модными игрушками для подростков, другие же рассматривают планшеты чуть ли не как потенциальную замену ноутбукам и даже настольным ПК. Каково Ваше мнение?

Александр Курило: Я из поколения ИT-специалистов, которые начинали работать с настольными ПК, самостоятельно занимались сборкой и модернизацией таких систем. Со временем помимо PC я освоил Mac и сейчас весьма комфортно чувствую себя независимо от того, с какой ОС приходится работать — с Windows 7 или Mac OS.

Долгое время я принципиально не переходил на смартфон. Мне не нравились функциональные возможности и множество ограничений, присущие этим устройствам, и я просто не понимал, как смогу делать свою работу в дороге. Но три года тому назад ко мне в руки попал первый iPad, и сейчас 99% возникающих передо мной задач — в том числе непосредственно связанных с профессиональной деятельностью (включая планирование, анализ, работу с текстами и электронными таблицами) — я выполняю на планшете. Причина проста. Планшет — это легкое и компактное устройство, и работать с ним я могу где угодно: в аэропорту, магазине, кафе и т.д. Кроме того, планшет мгновенно готов к работе. Ни один ноутбук не обеспечивает такой быстроты включения.

 

Александр Курило,
директор по развитию бизнеса
компании iconBIT

Теперь основной вопрос для меня заключается в том, возможно ли в будущем решать те же задачи на устройстве с меньшим размером экрана (то есть на смартфоне). Пока я не могу на него ответить положительно: всё-таки для целого ряда задач размера 5- и 6-дюймовых экранов — даже при разрешении Full HD — оказывается недостаточно. Наверное, оптимальный формат — это 10-дюймовый экран с соотношением сторон 4:3.

КП: Как Вы думаете, современные планшеты — это универсальные устройства, или же можно выделить модели с различной «специализацией»? Иными словами, существует ли четкая классификация планшетов по каким-либо признакам помимо цены и размера экрана?

А.К.: Здесь можно провести параллель с компьютерами. Разделение на разные типы — мера вынужденная. Самый мощный компьютер способен решать любые задачи, а дальше уже начинается маркетинг.

Сейчас даже самые дорогие планшеты находятся в сегменте до 1000 долл., а в диапазоне от 500 до 600 долл. можно выбрать модели с очень хорошими характеристиками. Считаю, что планшет в этих ценовых рамках должен справляться со всеми задачами.

КП: В январе сразу несколько производителей полупроводниковых компонентов анонсировали новые аппаратные платформы для мобильных устройств, базирующиеся на 4-ядерных микропроцессорах (в частности, NVIDIA Tegra 4, Qualcomm Snapdragon 600/800 и MediaTek MT6589). По Вашему мнению, это адекватная реакция на возросшие требования к производительности или же скорее маркетинговый ход с целью подогреть интерес публики к новым моделям смартфонов и планшетов на базе этих платформ?

А.К.: История развивается по спирали. Можно достать подшивку журналов конца 90-х и почитать рассуждения о том, стоит ли переходить с систем на базе Intel Pentium II на Pentium III и действительно ли имеет место заговор ведущих производителей «железа» и разработчиков ПО.

Назову основные направления развития аппаратной части планшетов на базе ARM-процессоров. Во-первых, это увеличение разрешающей способности дисплеев. Судя по тому, что показывали на последних выставках, новым ориентиром станет Ultra HD (3840×2160). Следовательно, для обработки и вывода графики с таким разрешением потребуются более мощные процессоры — сейчас 4-ядерные, а в ближайшем будущем и 8-ядерные. Тем более что архитектура ARM на данном этапе позволяет осуществлять такое масштабирование без увеличения цены и энергопотребления устройств.

Во-вторых, повышение производительности. Современные 4-ядерные платформы способны без проблем справляться со многими задачами, включая веб-серфинг, большинство игр и даже воспроизведение видео с разрешением Full HD. Так что одним из главных стимулов дальнейшего роста станут игры, выдвигающие максимальные требования к качеству графики. И поверьте, найдется немало пользователей, которые именно по этой причине предпочтут решения, обеспечивающие максимальную производительность. Тем более — подчеркну это еще раз — в нынешних условиях рост производительности и других характеристик от поколения к поколению не приводит к увеличению цены устройств.

КП: Насколько, на Ваш взгляд, оправдана разница в цене между моделями лидеров рынка и продукцией производителей второго эшелона?

А.К.: Прежде всего необходимо понимать, что в последнее время ситуация в ИT-индустрии изменилась. Раньше крупные производители, располагающие значительными ресурсами, занимались разработкой новой платформы самостоятельно либо в составе различных альянсов, после чего сами же выпускали на ее базе какой-либо продукт. Цикл создания нового устройства составлял 2-3 года, а игроков, располагающих собственными технологиями, было не так уж и много.

Сейчас крупные производители ключевых компонентов заинтересованы в поставках своей продукции как можно большему числу заказчиков. Дело в том что в нынешней ситуации сотрудничество со многими (пусть и мелкими) партнерами — это гораздо более стабильный и перспективный вариант, нежели работа с одним крупным заказчиком. В результате возможность оснащать свои продукты наиболее передовыми на данный момент микропроцессорами, дисплейными панелями и прочими компонентами перестала быть эксклюзивной привилегией небольшой группы крупнейших производителей. Думаю, что уже нынешним летом мы увидим мобильные устройства с 5- и 6-дюймовыми дисплеями, имеющими разрешение Full HD, не только в линейках ведущих игроков, а под десятками разных брендов.

То же самое происходит и с чипами. Еще не так давно новейшие платформы NVIDIA, Qualcomm и других разработчиков того же уровня сразу же после выхода были доступны лишь нескольким крупнейшим производителям. Все остальные могли рассчитывать на поставки этих компонентов лишь спустя примерно год. Сейчас же целый ряд независимых китайских и тайваньских компаний (Rockchip, Boxchip, Amlogic и др.) приобретают соответствующие лицензии у ARM и предлагают уже вполне конкурентоспособные решения на тех же архитектурах, что и лидеры индустрии.

К примеру, новые платформы Snapdragon в ближайшее время будут доступны лишь пяти-шести основным партнерам Qualcomm. Но в распоряжении остальных производителей имеется уже с десяток платформ на базе той же архитектуры, обладающих аналогичными возможностями.

В итоге получается, что сейчас ведущие бренды уже не могут держать маржу за счет эксклюзивности ключевых технологий. А выбирая из двух устройств с аналогичными спецификациями, достаточно взять каждое из них в руки и попытаться понять, насколько обоснована разница в цене.

Я считаю, что уже в этом году произойдет перелом в сознании большинства пользователей, и бренд перестанет иметь большое значение. Во многом этому будет способствовать информационная прозрачность рынка, позволяющая покупателям самостоятельно сравнивать возможности продуктов разных производителей.

КП: Но ведь нельзя отрицать того, что крупные производители предлагают очень широкие продуктовые линейки, предоставляя покупателям более разнообразный выбор?

А.К.: На самом деле, крупные бренды сегодня просто вынуждены предлагать максимально широкие линейки продуктов. В нынешних условиях цикл подготовки нового продукта не должен превышать четыре-пять месяцев, и крупные компании в силу своей неповоротливости просто не могут выдержать такой темп. Так что расширение продуктовой линейки — это лишь попытка отреагировать на стремительно меняющуюся рыночную конъюнктуру.

КП: Не является ли такая неразбериха следствием того, что сейчас многие покупают планшет не потому, что им действительно нужно такое устройство, а исключительно под влиянием моды? Ведь, анализируя статистику покупок, значительная часть которых совершена спонтанно, невозможно получить объективную картину того, что же на самом деле необходимо конечным пользователям…

А.К.: Подозреваю, что в течение пары последних лет многие приобрели планшеты именно под влиянием моды и в итоге получили в свое распоряжение совсем не то устройство, которое им действительно необходимо. Но в этом есть и позитивная сторона. Многие из этих покупателей получат опыт работы с планшетом и попытаются найти ему применение в своей жизни. Так что к покупке следующего устройства они уже подойдут осмысленно, более-менее четко представляя, что им необходимо.

КП: В конце прошлого года появились первые модели устройств, занимающих промежуточное положение между смартфонами и планшетами (в англоязычной прессе их называют phablet). Как Вы оцениваете их перспективы?

А.К.: Я вообще считаю, что разделение на смартфоны и планшеты становится всё более условным. Скорее всего, уже в этом году подобная классификация утратит свою актуальность и покупатели будут выбирать устройства по определенному набору параметров, позволяющих решать те или иные задачи.

КП: Переходим к вопросам, которые непосредственно касаются планшетов iconBIT. В течение нескольких месяцев в линейке компании появилось много новых моделей, которые, с точки зрения человека неискушенного, мало отличаются друг от друга. Чем это объясняется?

А.К.: Кратко суть нашего подхода к формированию линейки планшетов можно сформулировать так: мы стараемся делать актуальные продукты на актуальных платформах. Очень сложно заранее определить, какой из чипов или, к примеру, какая из дисплейных панелей будет лучше. Поэтому мы вынуждены параллельно осваивать несколько продуктов, которые построены на различных аппаратных платформах и производятся на разных фабриках. Такой подход, в частности, позволяет нам не зависеть от одного производителя, каким бы перспективным он не выглядел на данный момент. Далее эти продукты попадают на рынок, и пользователи получают возможность выбрать наиболее привлекательный на тот момент вариант.

КП: Наличие большого количества моделей в линейке ставит нелегкую задачу перед покупателем. Что Вы можете посоветовать тем, кто выбирает планшет?

А.К.: Наш опыт показывает, что невозможно выделить одну лучшую модель. Не смогу сказать, какой из планшетов iconBIT считаю лучшим, не располагая информацией о том, для чего покупатель предлагает использовать это устройство. К примеру, лучший планшет (в моем понимании устройств этого класса) по состоянию на I квартал текущего года — модель NetTAB Parus Quad, построенная на базе четырехъядерного процессора Samsung Exynos. Она хорошо сбалансирована по производительности, оборудована удобным 8-дюймовым экраном с разрешением 1024×768 и соотношением сторон 4:3.

КП: Почему в большинстве моделей iconBIT из беспроводных интерфейсов имеется лишь Wi-Fi? Ведь это существенно ограничивает возможности подключения к Интернету в мобильных условиях.

А.К.: Основываясь на личном опыте, считаю, что оптимальным решением для обеспечения мобильного доступа в Интернет через сотовые сети является либо телефон с поддержкой 3G и Wi-Fi, либо портативный беспроводной маршрутизатор вроде Yota Egg. Как человек, эксплуатирующий множество мобильных устройств, могу сказать, что это действительно удобно.

Однако в сознании многих людей засела навязанная маркетингом идея о том, что модуль сотовой связи должен быть встроен в планшет. У нас появилась возможность создать такое устройство в ноябре 2012 года на хорошо зарекомендовавшем себя чипе MediaTek МТК 6577. С точки зрения ключевых функций — в частности, интеграции GPS-приемника, адаптера Bluetooth, модуля сотовой связи с поддержкой 3G и двух SIM-карт и т.д., — это решение на текущий момент является лидером на рынке.

КП: Вы хотите сказать, что появление подобных моделей (в частности, NetTAB Sky 3G Duo) в линейке iconBIT — это реакция на требования рынка?

А.К.: Безусловно, это реакция на требования рынка, подкрепленная тем, что теперь есть аппаратная платформа, позволяющая реализовать подобный функционал на должном уровне.

КП: Не приведет ли значительное увеличение количества производителей, поставляющих планшеты, к быстрому перенасыщению этого сегмента?

А.К.: Я бы переформулировал этот вопрос примерно так: видны ли признаки приближающегося коллапса индустрии? Думаю, в течение как минимум трех ближайших лет это вряд ли произойдет. Да, крупным производителям (в особенности японским) и той же Apple придется столкнуться с серьезными проблемами, однако это приведет лишь к перераспределению средств в пользу более мелких и динамично развивающихся компаний.

Конечно, емкость рынка планшетов небезгранична. Однако аппаратные платформы, на базе которых сейчас создаются планшеты, станут основой для целого ряда новых устройств. Например, недорогих мини-ПК и медиацентров, позволяющих с минимальными затратами расширить функциональность тех же телевизоров. Кроме того, не стоит забывать про сегмент терминалов по продаже билетов, приему платежей и т.д.

Еще одно перспективное направление — это автомобильная электроника. Сейчас уже очевидно, что встроенные автомобильные информационно-развлекательные системы обходятся покупателю в десятки раз дороже, чем мобильные устройства, имеющие куда более разнообразный функционал. Взять, к примеру, автомобильные навигаторы. Это же устройства прошлого века! Они умеют всего лишь отображать карты и прокладывать маршрут. Почему бы не использовать возможность подключения внешнего оборудования (тех же бортовых видеокамер), чтобы аккумулировать полученный в пути опыт (расположение полицейских постов, камер видеонаблюдения, опасных участков, дефектов дорожного покрытия и т.д.) и автоматически делиться им через социальные сети с друзьями и знакомыми? Когда подобный функционал будет реализован в недорогих мобильных устройствах и по достоинству оценен потребителями, автопроизводители окажутся в очень непростой ситуации. Им волей-неволей придется пересмотреть свою позицию. Так что в сфере автомобильной электроники тоже грядут грандиозные изменения, которых я, как пользователь, с нетерпением ожидаю.

КП: Есть ли у российских брендов перспектива качественного роста?

А.К.: Нынешняя ситуация предоставляет российским компаниям, которые сейчас вынуждены довольствоваться ролью OEM-поставщиков, уникальный шанс стать конкурентоспособными игроками не только в области доводки и адаптации продуктов для российского рынка, но и в сфере разработки электронных компонентов. К счастью, в нашей стране еще сохранились талантливые инженеры с хорошим образованием, которым эта задача вполне по силам. Сейчас видно, как быстро растут в профессиональном плане российские команды разработчиков. При соответствующей финансовой поддержке они могли бы уже через три-четыре года на равных конкурировать с теми же китайцами и корейцами.

 

В начало В начало

КомпьютерПресс 03'2013